На Главную
ГДЗ: Английский язык       Алгебра       Геометрия       Физика       Химия       Русский язык       Немецкий язык

Подготовка к экзаменам (ЕГЭ)       Программы и пособия       Краткое содержание       Онлайн учебники
Шпаргалки       Рефераты       Сочинения       Энциклопедии       Топики с переводами


ОГЛАВЛЕНИЕ (список произведений)

Дети кукурузы.

Стивен Кинг.

Burt turned the radio on too loud (Берт включил радио слишком громко; to turn — поворачивать; to turn on — включать) and didn't turn it down because they were on the verge of another argument (и не убавил громкость, потому что они были на грани очередной: «еще одной»ссоры; to turn down — снизить, убавить) and he didn't want it to happen (а он не хотел, чтобы она произошла; to happen — случаться, происходить). He was desperate for it not to happen (он отчаянно хотел, чтобы ее /ссоры/ не было; to be desperate for smth. — отчаяннохотетьчего-либо).

Vicky said something (Вики что-то сказала). “What (что)?” he shouted (прокричал он).

“Turn it down (сделай потише)! Do you want to break my eardrums (ты хочешь, чтобы у меня барабанные перепонки лопнули: «сломать/порвать мои барабанные перепонки»)?”

He bit down hard on what might have come through his mouth (он не дал вырваться тому, что уже готово было сорваться с губ: «он сильно прикусил то, что могло бы вырваться через его рот»; tocomethroughsmth. — проходить; проникать, просачиваться сквозь, через что-либо) and turned it down (и уменьшил громкость).

Vicky was fanning herself with her scarf even though the T- Bird was air-conditioned (Вики обмахивалась: «обмахивала себя» своим шарфиком, хотя в "тандерберде"работал кондиционер: «Т-берд кондиционировался»; T- Bird=Thunderbird— мощный полуспортивный двухместный автомобиль компании "Форд мотор"; toair-condition— кондиционировать воздух). “Where are we, anyway (и вообще, где мы находимся; anyway— так или иначе, в любом случае)?”

“Nebraska (Небраска).”


radio ['reIdIqu], verge [vWG], desperate ['despqrIt], eardrum ['Iq"drAm]


Burt turned the radio on too loud and didn't turn it down because they were on the verge of another argument and he didn't want it to happen. He was desperate for it not to happen.

Vicky said something. “What?” he shouted.

“Turn it down! Do you want to break my eardrums?”

He bit down hard on what might have come through his mouth and turned it down.

Vicky was fanning herself with her scarf even though the T-Bird was air-conditioned. “Where are we, anyway?”

“Nebraska.”

She gave him a cold, neutral look (она посмотрела на него холодным, безразличным взглядом: «дала ему холодный, безразличный взгляд»;to give). “Yes, Burt (да, Берт). I know we're in Nebraska, Burt (я знаю, что мы в Небраске, Берт). But where the hell are we (но где мы, черт возьми, находимся; thehell— черт возьми, все-таки; hell— ад, преисподняя)?”

“You've got the road atlas (у тебя есть атлас дорог). Look it up (посмотри; tolookup— искать /что-либо в справочнике/). Or can't you read (или ты не умеешь читать)?”

“Such wit (так остроумно; wit— остроумие; остряк). This is why we got off the turnpike (вот почему мы свернули с главной магистрали; togetoff— сойти, уходить от). So we could look at three hundred miles of corn (чтобы мы могли созерцать триста миль кукурузы; ­corn— зерно; зерновые, злаки наиболее важные для данного региона: пшеница /в Англии/; кукуруза, маис /в Америке/). And enjoy the wit and wisdom of Burt Robeson (и наслаждаться остроумием и мудростью Берта Робсона).”

He was gripping the steering wheel so hard his knuckles were white (он сжимал руль так сильно, что костяшки его пальцев побелели: «были белыми»; to steer — управлять; правитьрулем; wheel — колесо; /= steering wheel/ рулевоеколесо, руль). He decided he was holding it that tightly because if he loosened up (он решил, /что/ держит руль так крепко, потому что, если он ослабит хватку), why, one of those hands might just fly off and hit the ex-Prom Queen beside him right in the chops (чего доброго, одна из этих рук просто сорвется и ударит бывшую королеву студенческого бала, /сидящую/ рядом с ним, прямо в челюсть; Prom — студенческийбал; why — почему; выражаетвзависимостиотконтекстаудивление, нетерпениеидругиеэмоции). We’re saving our marriage, he told himself (мы спасаем наш брак, сказал он себе; to tell). Yes. We’re doing it the same way US grunts went about saving villages in the war (мы делаем это так же: «таким же способом», как американские солдаты спасали деревни во время /вьетнамской/ войны; way— путь; дорога; метод; способ; US= UnitedStates/ofAmerica/ — Соединенные Штаты /Америки/; grunt— хрюканье; ворчанье; хрип; солдат или морской пехотинец Соединенных Штатов /особенно во время войны во Вьетнаме; от звука, который он якобы издает под тяжестью боевого снаряжения/; togoabout… — приниматься /за что-либо/, осуществлять /что-либо как- либо/).


neutral ['njHtrql], atlas ['xtlqs], turnpike ['tWnpaIk]


She gave him a cold, neutral look. “Yes, Burt. I know we're in Nebraska, Burt. But where the hell are we?”

“You've got the road atlas. Look it up. Or can't you read?”

“Such wit. This is why we got off the turnpike. So we could look at three hundred miles of corn. And enjoy the wit and wisdom of Burt Robeson.”

He was gripping the steering wheel so hard his knuckles were white. He decided he was holding it that tightly because if he loosened up, why, one of those hands might just fly off and hit the ex-Prom Queen beside him right in the chops. We’re saving our marriage, he told himself. Yes. We're doing it the same way us grunts went about saving villages in the war.


“Vicky,” he said carefully (сказал он осторожно; to say). “I have driven fifteen hundred miles on turnpikes since we left Boston (я проехал пятнадцать сотен миль по магистралям, с тех пор, как мы выехали из Бостона; 1 миляравна1609 метрам; to drive — вестиавтомобиль; ехать /на автомобиле/; to leave — покидать; уезжать). I did all that driving myself (всю дорогу я вел машину сам: «я проделал все это вождение машины сам») because you refused to drive (потому что ты отказалась сесть за руль). Then (тогда/потом) —”

“I did not refuse (я не отказывалась)!” Vicky said hotly (сказала Вики запальчиво; hot— жаркий, горячий; возбужденный, разгоряченный, раздраженный). “Just because I get migraines when I drive for a long time (просто у меня начинается мигрень, когда/если я долго веду машину) — 'Then when I asked you if you'd navigate for me on some of the secondary roads (потом, когда я спросил, не сможешь ли ты вести машину вместо меня по некоторым менее оживленным: «второстепенным/неглавным» дорогам; you'd— youwould), you said sure, Burt (ты сказала: "Конечно, Берт"; secondaryroad— дорога местного значения; дорога, ведущая к магистрали; sure— уверенный; конечно, непременно, безусловно /в ответе на вопрос/). Those were your exact words (именно так ты сказала: «это были твои точные слова»). Sure, Burt. Then — “Sometimes I wonder how I ever wound up married to you (иногда я задаюсь вопросом: как я вообще оказалась замужем за тобой; towonder— удивляться; размышлять, интересоваться; ever— всегда, в любое время; а также употребляется для усиления в разных значениях; towindup— сматывать; кончать; закончить; оказаться в каком-либо состоянии, положении).”

“By saying two little words (сказав два коротеньких слова).”


refuse [rI'fjHz], navigate ['nxvIgeIt], migraine ['mJgreIn], wonder ['wAndq]


“Vicky,” he said carefully. “I have driven fifteen hundred miles on turnpikes since we left Boston. I did all that driving myself because you refused to drive. Then —”

“I did not refuse!” Vicky said hotly. “Just because I get migraines when I drive for a long time — 'Then when I asked you if you'd navigate for me on some of the secondary roads, you said sure, Burt. Those were your exact words. Sure, Burt. Then — 'Sometimes I wonder how I ever wound up married to you.”

“By saying two little words.”


She stared at him for a moment (она с секунду смотрела на него в упор; to stare — пристальноглядеть, вглядываться; уставиться), white-lipped (губы побелели от злости: «с побелевшими губами»), and then picked up the road atlas (затем взяла в руки дорожный атлас). She turned the pages savagely (она со злостью/яростно переворачивала страницы).

It had been a mistake leaving the turnpike (свернуть с шоссе было ошибкой), Burt thought morosely (размышлял Берт сердито;morose— замкнутый; сердитый; мрачный, угрюмый). It was a shame, too (и досадно, тоже; shame— стыд; досада, неприятность), because up until then they had been doing pretty well (потому что, до этого они ладили довольно хорошо; pretty— прелестный; довольно, в значительной степени), treating each other almost like human beings (ведя себя друг с другом, почти как люди: «человеческие существа»; totreat— обращаться, обходиться, вести себя по отношению к кому-либо как-либо). It had sometimes seemed that this trip to the coast (иногда казалось, что эта поездка к побережью), ostensibly to see Vicky's brother and his wife (якобы, для того, чтобы повидать брата Вики и его жену; ostensible— показной; служащий предлогом; мнимый) but actually a last-ditch attempt to patch up their own marriage (но на самом деле — отчаянная попытка залатать их собственный брак; last-ditch— решительный /бой/; отчаянный; беззаветный /букв. “из последнего окопа”/; ditch— ров; окоп, траншея; topatchup— залатать; чинить на скорую руку; заделывать), was going to work (может сработать; оборот tobegoingtoупотребляется для выражения будущего времени, его употребляют также, когда делается предположение или предсказание относительно будущего, и при этом в момент речи наблюдаются признаки того, что данное предположение верно).

But since they left the pike (но как только они свернули с автострады; since— с тех пор как; pikeсокр. от turnpike— /платная/ автострада), it had been bad again (/все/ снова стало плохо). How bad (насколько плохо)? Well, terrible, actually (по правде говоря, просто ужасно; well— хорошо; ну, итак, в общем /используется как вступительное слово при каком-либо замечании или как способ заполнения речевой паузы/; actually— фактически, на самом деле; используется для усиления).


savagely ['sxvIGlI], morosely [mq'rqus], human ['hjHmqn], ostensibly [Os'tensqblI]


She stared at him for a moment, white-lipped, and then picked up the road atlas. She turned the pages savagely.

It had been a mistake leaving the turnpike, Burt thought morosely. It was a shame, too, because up until then they had been doing pretty well, treating each other almost like human beings. It had sometimes seemed that this trip to the coast, ostensibly to see Vicky's brother and his wife but actually a last-ditch attempt to patch up their own marriage, was going to work.

But since they left the pike, it had been bad again. How bad? Well, terrible, actually.


“We left the turnpike at Hamburg, right (мы свернули с магистрали у Гамбурга, так; right— верно, правильно)?”

“Right.”

“There's nothing more until Gatlin, (теперь до Гатлина ничего не будет)” she said. “Twenty miles (двадцать миль). Wide place in the road (небольшой городок, расположенный вдоль дороги: «широкое место на дороге»). Do you suppose we could stop there and get something to eat (может: «ты полагаешь», мы могли бы остановиться там и поесть: «получить/взять чего-нибудь поесть»)? Or does your almighty schedule say we have to go until two o'clock like we did yesterday (или твой незыблемый план предполагает: «говорит», /что/ нам придется ехать до двух часов, как это было вчера; might— могущество; власть, сила; almighty—всесильный, всемогущий; имеющий абсолютную власть; schedule— список, перечень; график, программа, план)?”

He took his eyes off the road to look at her (он оторвал взгляд: «глаза» от дороги, чтобы посмотреть на нее). “I've about had it, Vicky (с меня достаточно, Вики). As far as I'm concerned (что касается меня; asfaras— насколько), we can turn right here (мы можем развернуться прямо здесь) and go home and see that lawyer you wanted to talk to (поехать домой и повидать того адвоката, с которым ты хотела поговорить; tosee— видеть; консультироваться, обращаться за консультацией /к специалисту/; law— закон). Because this isn't working at (потому что ничего не получается: «это не срабатывает») —”

almighty [Ll'maItI], schedule ['SedjHl], lawyer ['lLjq]


“We left the turnpike at Hamburg, right?”

“Right.”

“There's nothing more until Gatlin,” she said. “Twenty miles. Wide place in the road. Do you suppose we could stop there and get something to eat? Or does your almighty schedule say we have to go until two o'clock like we did yesterday?”

He took his eyes off the road to look at her. “I've about had it, Vicky. As far as I'm concerned, we can turn right here and go home and see that lawyer you wanted to talk to. Because this isn't working at —”


She had faced forward again, her expression stonily set (она снова смотрела прямо перед собой, с каменным выражением лица; stone — камень; to set — ставить, класть; придавать определенное положение). It suddenly turned to surprise and fear (вдруг оно = выражение лица изменилось наудивление и испуг). “Burt, look out you're going to (смотри, ты /сейчас/; lookout! — смотри; осторожнее! берегись!) —”

He turned his attention back to the road (он посмотрел на дорогу: «вернул свое внимание дороге»; toturnback— повернуть назад; возвращать) just in time to see something vanish under the T-Bird's bumper (и только успел: «как раз вовремя, чтобы» увидеть, как что-то исчезло под бампером «Т-берда»). A moment later (через секунду), while he was only beginning to switch from gas to brake (в то время как он только начал переключать /машину/ с газа на тормоз = едва успел передвинуть ногу с газа на тормоз), he felt something thump sickeningly under the front and then the back wheels (он почувствовал, как что-то ударилось, с глухим, тошнотворным/мерзким звуком, о передние, а затем о задние колеса; to thump—ударяться; биться с глухим шумом; tosicken— вызывать чувство тошноты, отвращения; шокировать; sick— больной; чувствующий тошноту). They were thrown forward as the car braked along the centre line (их бросило вперед, когда машина тормозила вдоль центральной линии), decelerating from fifty to zero along black skidmarks (снижая скорость с пятидесяти до нуля и оставляя на асфальте черные следы от покрышек: «вдоль черных следов от покрышек»; skid— скольжение; юз, занос /автомобиля/; mark— знак; след, отпечаток).


forward ['fLwqd], thump [Tamp], decelerate [dJ'selqreIt]


She had faced forward again, her expression stonily set. It suddenly turned to surprise and fear. “Burt look out you're going to —”

He turned his attention back to the road just in time to see something vanish under the T-Bird's bumper. A moment later, while he was only beginning to switch from gas to brake, he felt something thump sickeningly under the front and then the back wheels. They were thrown forward as the car braked along the centre line, decelerating from fifty to zero along black skidmarks.


“A dog (собака),” he said. “Tell me it was a dog, Vicky (скажи мне, /что/ это была собака, Вики).”

Her face was a pallid, cottage-cheese colour (ее лицо было мертвенно-бледным, цвета творога). “A boy (мальчик). A little boy (маленький мальчик). He just ran out of the corn and (он как раз выбежал из кукурузы и; to run)… congratulations, tiger (поздравляю, тигр).”

She fumbled the car door open (нервно дергая ручку, она открыла дверцу машины; to fumble — нащупывать; шарить; вертетьвруках; неловко, неумелообращаться, возитьсяс/счем-либо/), leaned out (высунулась наружу; to lean — наклонять/ся/), threw up (/и ее/ вырвало; to throw up — подбрасывать; /вы/рвать).

Burt sat straight behind the T-Bird's wheel, hands still gripping it loosely (Берт сидел прямо за рулем «Т-берда», руки все еще слабо: «свободно/нежестко»сжимали его). He was aware of nothing for a long time but the rich, dark smell of fertilizer (он долго не чувствовал ничего, кроме густого, тяжелого запаха удобрений; rich — богатый; крепкий, сильный/озапахе/; dark — темный; насыщенный, тяжелый/озапахе/).


pallid ['pxlId], congratulation [kqn"grxtju'leIS(q)n], fumble ['fAmbl]


“A dog,” he said. “Tell me it was a dog, Vicky.”

Her face was a pallid, cottage-cheese colour. “A boy. A little boy. He just ran out of the corn and… congratulations, tiger.”

She fumbled the car door open, leaned out, threw up.

Burt sat straight behind the T-Bird's wheel, hands still gripping it loosely. He was aware of nothing for a long time but the rich, dark smell of fertilizer.


Then he saw that Vicky was gone (затем он заметил, что Вики нет: «ушла/исчезла») and when he looked in the outside mirror (и когда он взглянул в наружное зеркало = зеркало заднего вида) he saw her stumbling clumsily back towards a heaped bundle (он увидел, как она неуверенно ковыляет/бредет назад к бесформенной массе: «/небрежно/ сваленному тюку/связке»; to stumble — спотыкаться; ковылять, идтинетвердымшагом, неуверенно; clumsy — неуклюжий, неловкий; двигающийся тяжело; heap — груда, куча; to heap — сваливатьвкучу) that looked like a pile of rags (которая выглядела, как куча тряпья). She was ordinarily a graceful woman (обычно она была грациозной женщиной) but now her grace was gone, robbed (но теперь ее грация исчезла, была отнята; to be gone — уходить, исчезать; to rob — грабить; отнимать; лишать).

It'smanslaughter (это — непреднамеренное убийство; slaughter— забой /скота/; /жестокое/ убийство; manslaughter— человекоубийство; убийство по неосторожности; непредумышленное убийство). That'swhattheycallit (вот как это называется: «это называют»). Itookmyeyesofftheroad (я отвел взгляд: «глаза» от дороги).

He turned the ignition off and got out (он выключил зажигание и вылез из машины; toturnoff— выключать; ignition— воспламенение, возгорание; зажигание; togetout— выйти, вылезть). The wind rustled softly through the growing man-high corn (по кукурузе высотой в человеческий рост с тихим шелестом пробегал ветер; softly— мягко, нежно; тихо; torustle— шелестеть, шуршать; производить шелест; togrow— произрастать, расти), making a weird sound like respiration (издавая причудливый звук, похожий на дыхание;weird— сверхъестественный; потусторонний; странный, причудливый). Vicky was standing over the bundle of rags now, and he could hear her sobbing (Вики стояла /сейчас/ над грудой: «узлом/связкой» тряпья, и он слышал ее рыдания; tosob— всхлипывать, рыдать).


fertilizer ['fWtIlaIzq], clumsy ['klAmzI], manslaughter ['mxn"slLtq], ignition [Ig'nIS(q)n]


Then he saw that Vicky was gone and when he looked in the outside mirror he saw her stumbling clumsily back towards a heaped bundle that looked like a pile of rags. She was ordinarily a graceful woman but now her grace was gone, robbed.

It's manslaughter. That's what they call it. I took my eyes off the road.

He turned the ignition off and got out. The wind rustled softly through the growing man-high corn, making a weird sound like respiration. Vicky was standing over the bundle of rags now, and he could hear her sobbing


He was halfway between the car and where she stood (он был на полпути между машиной и /местом/ где она стояла) and something caught his eye on the left (/когда/ что-то /находящееся/ слева привлекло его внимание; to catch the eye — пойматьвзгляд; привлечь внимание, попастьсянаглаза), a gaudy splash of red amid all the green (яркое пятно красного среди сплошного зеленого;gaudy — кричащий, слишком яркий;splash —брызганье; всплеск; пятно), as bright as barn paint (яркое, как краска для сарая).

He stopped, looking directly into the corn (он остановился, вглядываясь в кукурузу: «смотря прямо в кукурузу»). He found himself thinking (он поймал себя на мысли: «думающим»; to find — находить, обнаруживать/в различныхсмыслах/; заставать) —anything to untrack from those rags that were not rags (все что угодно = любыесредствахороши, только бы отвлечься от тех тряпок, которые не были тряпками; track — курс, путь; маршрут) that it must have been a fantastically good growing season for corn (что, должно быть, выдался на редкость хороший сезон для кукурузы; growing season — вегетационныйпериод, периодроста). It grew close together, almost ready to bear (она росла очень густо, почти готовая выпустить початки: «начать плодоносить»). You could plunge into those neat, shaded rows (можно было нырнуть/погрузиться в эти аккуратные, затененные ряды; shade— тень; полумрак) and spend a day trying to find your way out again (и провести /целый/ день, пытаясь снова отыскать выход). But the neatness was broken here (но здесь = в этом месте аккуратность была нарушена; tobrake). Several tall cornstalks had been broken and leaned askew (несколько высоких стеблей были сломаны и примяты: «наклонены»; askew— косо, криво, наклонно). And what was that further back in the shadows (и что это такое, там за ними, в тени; further— дальше)?

gaudy ['gLdI], amid [q'mId], cornstalks ['kLnstLk], askew [qs'kjH]


He was halfway between the car and where she stood and something caught his eye on the left, a gaudy splash of red amid all the green, as bright as barn paint.

He stopped, looking directly into the corn. He found himself thinking (anything to untrack from those rags that were not rags) that it must have been a fantastically good growing season for corn. It grew close together, almost ready to bear. You could plunge into those neat, shaded rows and spend a day trying to find your way out again. But the neatness was broken here. Several tall cornstalks had been broken and leaned askew. And what was that further back in the shadows?

“Burt!” Vicky screamed at him (Вики крикнула ему). “Don't you want to come see (ты не хочешь подойти посмотреть)? So you can tell all your poker buddies what you bagged in Nebraska (чтобы ты мог /потом/ рассказывать своим друзья за покером, кого: «что» ты завалил = как ты поохотился в Небраске; tobag— положить в сумку; убивать /на охоте/)? Don't you (разве ты) —” But the rest was lost in fresh sobs (но остальное утонуло в очередном потоке рыданий: «было потеряно = затерялось в свежих/новых рыданиях»; tolose). Her shadow was puddled starkly around her feet (ее четкая тень казалась лужицей: «тень была отчетливо разлита лужицей» у ее ног;puddle— лужа; topuddle--образовывать лужи; заливать /чем-либо/; stark— окоченевший, застывший; резкий, четкий, контрастный). It was almost noon (был почти полдень).

Shade closed over him as he entered the corn (тень сомкнулась над ним, как только он зашел в /заросли/ кукурузы; close— закрывать/ся/; подходить близко, сближаться вплотную). The red barn paint was blood (красная амбарная краска была кровью). There was a low, somnolent buzz as flies lit, tasted, and buzzed off again (/вокруг/ было тихое, убаюкивающее жужжание мух, /которые/ спускались /на листья/, пробовали на /кровь/ вкус и улетали снова: «жужжание, когда мухи спускались…»; tolight— опускаться, садиться; tobuzz— гудеть, жужжать; лететь, издавая жужжание)… maybe to tell others (возможно, чтобы сообщить другим). There was more blood on the leaves further in (дальше, на листьях, было больше крови). Surely it couldn't have splattered this far (в самом деле, не могла же она разбрызгаться так далеко)? And then he was standing over the object he had seen from the road (и в тот момент он оказался возле предмета: «стоял над предметом», /который/ он увидел еще с дороги; tosee). He picked it up (он поднял его;to pick — протыкать; клевать; to pick up — поднимать, подбирать).

blood [blAd], somnolent ['sOmnqlqnt], puddle ['pAdl]


“Burt!” Vicky screamed at him. “Don't you want to come see? So you can tell all your poker buddies what you bagged in Nebraska? Don't you —” But the rest was lost in fresh sobs. Her shadow was puddled starkly around her feet. It was almost noon.

Shade closed over him as he entered the corn. The red barn paint was blood. There was a low, somnolent buzz as flies lit, tasted, and buzzed off again… maybe to tell others. There was more blood on the leaves further in. Surely it couldn't have splattered this far? And then he was standing over the object he had seen from the road. He picked it up.

The neatness of the rows was disturbed here (здесь аккуратность рядов была нарушена). Several stalks were canted drunkenly (несколько стеблей покосились, как пьяные; to cant— скашивать, наклонять; drunken — пьяный, напившийся), two of them had been broken clean off (два из них были начисто оторваны/отломаны;clean— чистый; полный, безоговорочный). The earth had been gouged (земля /в некоторых местах/ продавлена; gouge — полукруглое долото или стамеска; выдолбленное отверстие, выемка; togouge— выдалбливать; делать выемку; выдавливать). There was blood (/на ней/ была кровь). The corn rustled (кукуруза зашелестела/затрещала). With a little shiver (слегка поежившись: «с небольшой дрожью»), he walked back to the road (он направился обратно к дороге).

Vicky was having hysterics (у Вики была истерика), screaming unintelligible words at him (с выкрикиваниями нечленораздельных слов в его адрес: «к нему»; intelligible— вразумительный, понятный), crying (рыданиями), laughing (смехом). Who would have thought it could end in such a melodramatic way (кто бы мог подумать, /что/ это закончится так театрально: «таким мелодраматическим образом»)? He looked at her (он смотрел на нее) and saw he wasn't having an identity crisis (и понимал, что это был не личностный кризис; to see— видеть; понимать, знать, сознавать; identity— идентичность; отождествление; личность; identitycrisisличностный психологический конфликт, связанный с переоценкой своей социальной роли и отношения к жизни, часто также с чувством утраты целостности собственной личности) or a difficult life transition (или трудный переходный период жизни; transition— переход; переходный период) or any of those trendy things (или любая другая из этих новомодных штучек; trend— курс, направление; тенденция; мода). He hated her (он ненавидел ее). He gave her a hard slap across the face (он наотмашь ударил ее по лицу: «он дал ей тяжелый шлепок поперек лица»; hard— твердый; тяжелый; slap— сильный удар, шлепок /обычно ладонью руки/).


disturb [dis'tWb], gouge [gauG], rustle ['rAsl], melodramatic ["melqudrq'mxtIk]


The neatness of the rows was disturbed here. Several stalks were canted drunkenly, two of them had been broken clean off. The earth had been gouged. There was blood. The corn rustled. With a little shiver, he walked back to the road.

Vicky was having hysterics, screaming unintelligible words at him, crying, laughing. Who would have thought it could end in such a melodramatic way? He looked at her and saw he wasn't having an identity crisis or a difficult life transition or any of those trendy things. He hated her. He gave her a hard slap across the face.


She stopped short (она сразу смолкла: «она остановилась внезапно»; short— короткий; резко, внезапно) and put a hand against the reddening impression of his fingers (и прижала ладонь к покрасневшим: «краснеющим» отпечаткам его пальцев; impression — впечатление; отпечаток, оттиск, след). “You'll go to jail, Burt (ты отправишься = тебя посадят в тюрьму, Берт).” she said solemnly (произнесла она с важностью; solemn— официальный, формальный; серьезный; торжественный; напыщенный).

“I don't think so (я так не думаю),” he said, and put the suitcase he had found in the corn at her feet (и поставил чемоданчик, который он нашел в кукурузе, у ее ног; to find).

“What (что /это/)?”

“I don't know (я не знаю). I guess it belonged to him (думаю, это принадлежало ему; toguess— гадать, догадываться; /амер./ полагать, считать).” He pointed to the sprawled, face-down body that lay in the road (он указал на тело, лежавшее распластанным на дороге, лицом вниз: «распластанное, /повернутое/ лицом вниз тело, которое лежало на дороге»; tosprawl— растянуться, развалиться; tolie). No more than thirteen (не старше тринадцати: «не больше, чем тринадцать»), from the look of him (судя по виду: «из его вида»; look— взгляд; внешность, наружность, вид).

The suitcase was old (чемоданчик был старый). The brown leather was battered and scuffed (коричневая кожа была сбита и потерта;to batter — бить, колотить; сбивать; изнашивать). Two hanks of clothesline had been wrapped around it (два мотка бельевой веревки были обернуты вокруг него; to wrap — завертывать, закутывать; обертывать) and tied in large, clownish grannies (и завязаны в огромные, нелепые, неправильные узлы; clownish — клоунский; дурацкий; неуклюжий, нелепый; grannie — бабушка, старушка; неправильно связанный прямой узел, “бабий узел”; небрежно илинеумелозавязанный узел). Vicky bent to undo one of them (наклонилась, чтобы развязать один из них), saw, the blood greased into the knot, and withdrew (увидела кровь, просочившуюся в узел, и отпрянула; grease — топленоесало; жир; to grease — смазыватьсалом; пачкать, загрязнять; to withdraw — отодвигать/ся/, отдергивать/ся/).


guess [ges], clownish ['klaunIS], solemnly ['sOlqmlI], suitcase ['sjHtkeIs], sprawl [sprLl]

She stopped short and put a hand against the reddening impression of his fingers. “You'll go to jail, Burt,” she said solemnly.

“I don't think so,” he said, and put the suitcase he had found in the corn at her feet.

“What?”

“I don't know. I guess it belonged to him. “He pointed to the sprawled, face-down body that lay in the road. No more than thirteen, from the look of him.

The suitcase was old. The brown leather was battered and scuffed. Two hanks of clothesline had been wrapped around it and tied in large, clownish grannies. Vicky bent to undo one of them, saw the blood greased into the knot, and withdrew.


Burt knelt and turned the body over gently (Берт встал на колени и осторожно перевернул тело; tokneel; gentlyмягко, нежно; осторожно).

“I don't want to look (я не хочу смотреть),” Vicky said, staring down helplessly anyway (продолжая, однако, беспомощно смотреть вниз; helpless — беспомощный;немогущийудержаться/отчего- либо/). And when the staring, sightless face flopped up to regard them (и когда лицо с широко раскрытыми, незрячими глазами повернулось, покачнувшись, вверх, чтобы уставиться на них; staring— пристальный; широкораскрытый/оглазах/; toflop— висеть, болтаться; падатьтяжелоилишумно, шлепаться; резкоповернуться; toregard— расценивать, внимательноразглядывать, обращатьвнимание), she screamed again (она снова закричала). The boy's face was dirty (лицо мальчика было грязным), his expression a grimace of terror (на нем застыла гримаса ужаса: «его выражение — гримаса ужаса»). His throat had been cut (его горло было перерезано).

Burt got up and put his arms around Vicky as she began to sway (Берт встал и обхватил Вики руками: «положил руки вокруг», заметив, что она покачнулась: «как только она начала качаться»; toget). “Don't faint (без обмороков: «не падай в обморок»; faint— слабый, ослабевший; tofaint— падать в обморок),” he said very quietly (сказал он очень спокойно/тихо). “Do you hear me, Vicky (ты слышишь меня, Вики)? Don't faint.”


knelt [nelt], grimace [grI'meIs], quietly ['kwaIqtlI]


Burt knelt and turned the body over gently.

“I don't want to look,” Vicky said, staring down helplessly anyway. And when the staring, sightless face flopped up to regard them, she screamed again. The boy's face was dirty, his expression a grimace of terror. His throat had been cut.

Burt got up and put his arms around Vicky as she began to sway. “Don't faint,” he said very quietly. “Do you hear me, Vicky? Don't faint.”


He repeated it over and over and at last she began to recover and held him tight (он повторял это снова и снова, и наконец она начала приходить в себя, и крепко за него ухватилась; over— над, выше; свыше, сверх, больше; снова, еще раз; torecover— вновь обретать, возвращать; оправляться, приходить в себя; tohold— держать; ухватиться). They might have been dancing (могло показаться, что они танцевали; mighthavebeenиспользуется для указания возможного объяснения чего-либо), there on the noon-struck road with the boy's corpse at their feet (там, на залитой ярким полуденным солнцем дороге, с трупом мальчика у их ног; noon-struck— образовано по аналогии с moonstruck: тронувшийся умом, безумный /из-за предполагаемого влияния луны, “пораженный луной”/; мечтательный, романтически настроенный; noon— полдень; tostrike— ударять; атаковать; поражать; волновать, трогать /эмоционально/).

“Vicky?”

“What?” muffled against his shirt (пробормотала она, уткнувшись лицом в его рубашку: «глухо прозвучало в его рубашку»; tomuffle— закутывать, окутывать; глушить, заглушать; against— против, лицом к, перед).

“Go back to the car and put the keys in your pocket (вернись к машине и положи ключи себе в карман: «в твой карман»). Get the blanket out of the back seat (достань одеяло с заднего сиденья), and my rifle (и мою винтовку; rifle — нарез/вканалествола/; нарезноеоружие;винтовка). Bring them here (принеси их сюда).”

“The rifle?”

“Someone cut his throat (кто-то перерезал ему горло). Maybe whoever is watching us (возможно, кто-то наблюдает за нами сейчас; whoever— кто бы ни, любой). “Her head jerked up (она рывком подняла голову: «ее голова дернулась вверх»; tojerk— резко толкать, дергать) and her wide eyes considered the corn (и ее широко раскрытые глаза внимательно осмотрели кукурузу; toconsider— рассматривать, обсуждать; внимательно смотреть). It marched away as far as the eye could see (она простиралась до самого горизонта: «она отступала так далеко, как глаз может видеть»;tomarch— маршировать, идти строем; расти рядами), undulating up and down small dips and rises of land (опадая и вздымаясь волнами на небольших склонах и возвышениях/подъемах земли = поля; toundulate— быть волнистым; двигаться, колебаться волнообразно; small— маленький, небольшой /по размеру/).


tight [taIt], throat [Trqut], undulate ['AndjuleIt], rifle ['raIfl]


He repeated it over and over and at last she began to recover and held him tight. They might have been dancing, there on the noon-struck road with the boy's corpse at their feet.

“Vicky?”

“What?” muffled against his shirt.

“Go back to the car and put the keys in your pocket. Get the blanket out of the back seat, and my rifle. Bring them here.”

“The rifle?”

“Someone cut his throat. Maybe whoever is watching us. “Her head jerked up and her wide eyes considered the corn. It marched away as far as the eye could see, undulating up and down small dips and rises of land.

“I imagine he's gone (я думаю, он ушел; toimagine— представлять; допускать, полагать). But why take chances (но зачем рисковать: «зачем брать риск»; chance— случайность; неожиданное событие; шанс, вероятность; риск)? Go on (скорее/давай же; togoon— продолжать путь; спешить). Do it (делай).”

She walked stiltedly back to the car (она прошла на негнущихся ногах назад к машине; stilts— ходули), her shadow following (ее тень следовала/шла за ней; tofollow— следовать, идти за), a dark mascot who stuck close at this hour of the day (/как/ темный талисман, что держится рядом: «липнет близко» в этот час дня; tostick— втыкать; приклеивать, липнуть). When she leaned into the back seat (когда она склонилась над задним сидением; tolean— наклонять/ся/; прислонять/ся/, опирать/ся/), Burt squatted beside the boy (Берт присел на корточки рядом с мальчиком). White male (белокожий мальчик; male— мужчина; самец; мужского пола), no distinguishing marks (без особых примет; distinguish— отличать, различать; mark— знак, метка; признак, характерная черта). Run over, yes (сбит /машиной/, да = это верно; torunover— переливаться через край; переехать, задавить, сбить; torun— бежать, бегать; over— над, выше; через), but the T-Bird hadn't cut the kid's throat (но «Т-берд» не перерезал горло этого ребенка; kid— козленок; ребенок, отпрыск). It had been cut raggedly and inefficiently (оно было перерезано неровно/с зазубринами и неумело;rag— тряпка; лохмотья; ragged — неровный, зазубренный; шероховатый; с рваными краями; inefficient— плохо действующий, неэффективный; неспособный, неумелый) — no army sergeant had shown the killer the finer points of hand-to-hand assassination (убийца не советовался с военным сержантом о более эффективных способах рукопашной расправы: «ни один военный сержант не показывал убийце лучшие/более точные точки для рукопашного убийства»; fine— чистый, очищенный; тонкий, утонченный; точный; хороший, превосходный) — but the final effect had been deadly (но итог: «окончательный результат» был летальным). He had either run or been pushed through the last thirty feet of corn (он либо бежал, либо его выталкивали последние 30 футов кукурузы; topush— толкать, пихать; продвигать; through— через, сквозь, по), dead or mortally wounded (мертвым или смертельно раненым). And Burt Robeson had run him down (и Берт Робинсон переехал его). If the boy had still been alive when the car hit him (если /даже/ мальчик был все еще жив, когда машина сбила его), his life had been cut short by thirty seconds at most (ему оставалось жить: «его жизнь была сокращена до» тридцати секунд в лучшем случае: «самое большее»; to cut — резать; отрезать; укорачивать; short — короткий; краткий, длящийсянедолго).


squat [skwOt], ragged ['rxgId], sergeant ['sRG(q)nt]


“I imagine he's gone. But why take chances? Go on. Do it.”

She walked stiltedly back to the car, her shadow following, a dark mascot who stuck close at this hour of the day. When she leaned into the back seat, Burt squatted beside the boy. White male, no distinguishing marks. Run over, yes, but the T-Bird hadn't cut the kid's throat. It had been cut raggedly and inefficiently — no army sergeant had shown the killer the finer points of hand-to-hand assassination — but the final effect had been deadly. He had either run or been pushed through the last thirty feet of corn, dead or mortally wounded. And Burt Robeson had run him down. If the boy had still been alive when the car hit him, his life had been cut short by thirty seconds at most.


Vicky tapped him on the shoulder (Вики похлопала/хлопнула его по плечу) and he jumped (он вздрогнул; to jump — подпрыгивать, подскакивать; вздрагивать).

She was standing with the brown army blanket over her left arm (она стояла с коричневым армейским одеялом /перекинутым/ через левую руку), the cased pump shotgun in her right hand (/и/ зачехленным пневмоническим ружьем в правой руке; case— ящикилиемкостьдляхранениячего-либо; чехол; pump— насос, нагнетатьвоздух), her face averted (отвернувшись: «лицо отвернуто»). He took the blanket and spread it on the road (он взял одеяло и расстелил его на дороге). He rolled the body on to it (он перекатил тело на него). Vicky uttered a desperate little moan (у Вики вырвался тихий стон отчаянья: «вики произнесла отчаянный маленький стон»; to utter — издаватьзвук; произносить).

“You okay (ты в порядке)?” He looked up at her (он поднял взгляд на нее: «посмотрел вверх на нее»). “Vicky?”

“Okay,” she said in a strangled voice (вымолвила она сдавленным голосом; to strangle — задушить; давить, сжимать).

He flipped the sides of the blanket over the body (он перекинул края одеяла через тело; to flip — подбрасыватьввоздухе; переворачивать, перекидывать) and scooped it up (и, обхватив руками, поднял его; scoop — лопатка, совок; to scoop up — зачерпнуть; обхватитьрукамииподнять), hating the thick, dead weight of it (внутренне содрогаясь от /ощущения/ его неподатливой, мертвой тяжести; to hate — ненавидеть; не выносить; испытывать отвращение; thick — толстый; вязкий, густой). It tried to make a U in his arms (оно хотело: «попыталось» перегнуться: «сделать /букву/ U» в его руках) and slither through his grasp (и выскользнуть: «проскользнуть через его захват/хватку»). He clutched it tighter (он сжал его сильнее; tight — тугой; плотноприлегающий; сжатый, стиснутый) and they walked back to the T-Bird (и они направились назад к «Т-берду»).


avert [q'vWt], utter ['Atq], strangle ['strxNgl], slither ['slIDq], clutch [klAC]


Vicky tapped him on the shoulder and he jumped.

She was standing with the brown army blanket over her left arm, the cased pump shotgun in her right hand, her face averted. He took the blanket and spread it on the road. He rolled the body on to it. Vicky uttered a desperate little moan.

“You okay?” He looked up at her. “Vicky?”

“Okay,” she said in a strangled voice.

He flipped the sides of the blanket over the body and scooped it up, hating the thick, dead weight of it. It tried to make a U in his arms and slither through his grasp. He clutched it tighter and they walked back to the T-Bird.


“Open the trunk (открой багажник),” he grunted (проворчал он; togrunt— хрюкать; ворчать; буркнуть).

The trunk was full of travel stuff (багажник был полон вещей /необходимых/ для поездки), suitcases (чемоданов) and souvenirs (сувениров). Vicky shifted most of it into the back seat (переложила большую часть /вещей/ на заднее сидение; to shift— перемещать, сдвигать; перекладывать) and Burt slipped the body into the made space (опустил тело в освобожденное: «созданное»пространство; toslip— скользить; выпускать) and slammed the trunk lid down (и захлопнул крышку багажника; slam— хлопанье /особ. дверьми/). А sigh of relief escaped him (он вздохнул с облегчением: «вздох облегчения вырвался у него»).

Vicky was standing by the driver's side door (стояла возле дверцы со стороны водителя), still holding the cased rifle (все еще держа /в руках/ зачехленную винтовку).

“Just put it in the back and get in (просто положи ее сзади и садись; togetin— входить; садиться в машину).”

He looked at his watch and saw only fifteen minutes had passed (он посмотрел на свои часы и увидел, что прошло только пятнадцать минут). It seemed like hours (казалось, прошли часы: «это показалось похожим на часы»).

“What about the suitcase (а что делать с чемоданом: «что насчет чемодана»)?” she asked (спросила она).


stuff [stAf], souvenir ['sHvqnIq], sigh [saI]


“Open the trunk,” he grunted.

The trunk was full of travel stuff, suitcases and souvenirs. Vicky shifted most of it into the back seat and Burt slipped the body into the made space and slammed the trunk lid down. A sigh of relief escaped him.

Vicky was standing by the driver's side door, still holding the cased rifle.

“Just put it in the back and get in.”

He looked at his watch and saw only fifteen minutes had passed. It seemed like hours.

“What about the suitcase?” she asked.


He trotted back down the road to where it stood on the white line (он поспешил назад к тому месту на дороге, где он /чемодан/ стоял на белой линии; trot— идтирысью; идтибыстрымимелкимишагами, торопиться), like the focal point in an Impressionist painting (подобно фокусному пятну на полотне импрессиониста; painting— живопись; картина; paint — рисование; краска). He picked it up by its tattered handle (он взял/поднял его за изорванную ручку) and paused for a moment (и остановился на секунду/миг; pause— пауза;to pause — делатьперерыв, останавливаться). He had a strong sensation of being watched (у него было сильное чувство/ощущение, что за ним наблюдают). It was a feeling he had read about in books (это было чувство, о котором он читал в книгах; toread), mostly cheap fiction (в основном в дешевой беллетристике; fiction— выдумка, фантазия; художественная литература), and he had always doubted its reality (и он всегда сомневался в его реальности). Now he didn't (но не теперь: «теперь он не делал = не сомневался»). It was as if there were people in the corn (/ощущение/ будто в кукурузе были люди), maybe a lot of them (возможно, их /было/ много; lot— жребий; серия, партия /какого-либо товара/, группа /людей/; много), coldly estimating whether the woman could get the gun out of the case (хладнокровно просчитывающих: успеет ли женщина достать ружье из футляра; cold— холодный; спокойный, уравновешенный) and use it before they could grab him (и воспользоваться ею прежде, чем они схватят его), drag him into the shady rows (утащат его в тенистые ряды), cut his throat (перережут его = ему горло) — Heart beating thickly (с бешено: «быстро» бьющимся сердцем; thickly— густо, часто; быстро), he ran back to the car (он побежал обратно к машине), pulled the keys out of the trunk lock (выдернул ключи из замка багажника), and got in (и сел /в машину/).

Vicky was crying again (Вики снова плакала). Burt got them moving (завел машину и тронулся с места; «сделал их двигающимися»), and before a minute had passed (и меньше чем через минуту: «прежде чем минута прошла»), he could no longer pick out the spot where it had happened in the rear-view mirror (он уже не мог больше разглядеть место, где все это случилось, в зеркале заднего вида; to pick out — выдергивать; отличать, различать).


tatter ['txtq], doubt [daut], estimate ['estImeIt]


He trotted back down the road to where it stood on the white line, like the focal point in an Impressionist painting. He picked it up by its tattered handle and paused for a moment. He had a strong sensation of being watched. It was a feeling he had read about in books, mostly cheap fiction, and he had always doubted its reality. Now he didn't. It was as if there were people in the corn, maybe a lot of them, coldly estimating whether the woman could get the gun out of the case and use it before they could grab him, drag him into the shady rows, cut his throat -Heart beating thickly, he ran back to the car, pulled the keys out of the trunk lock, and got in.

Vicky was crying again. Burt got them moving, and before a minute had passed, he could no longer pick out the spot where it had happened in the rear-view mirror.


“What did you say the next town was (как ты сказала, /называется/ следующий город)?” he asked (он спросил).

“Oh.” She bent over the road atlas again (она снова склонилась над дорожным атласом). “Gatlin. We should be there in ten minutes (мы будем: «должны быть» там через десять минут).”

“Does it look big enough to have a police station (он выглядит достаточно большим, чтобы в нем был полицейский участок; station— место, местоположение; пункт, станция)?”

“No. It's just a dot (это всего лишь точка).”

“Maybe there's a constable (возможно, там есть констебль; constable— низший полицейский чин в Великобритании и США; должностное лицо, отвечающее за порядок /обычно города или округа/).”

They drove in silence for a while (они ехали молча некоторое время; silence — тишина, безмолвие). They passed a silo on the left (проезжая, они увидели силосную башню с левой стороны: «они проехали мимо силосной башни слева»). Nothing else but corn (ничего больше, кроме кукурузы). Nothing passed them going the other way (ничего не повстречалось им по встречной полосе: «ничего не проехало мимо них едущее в другую сторону»), not even a farm truck (даже фермерский грузовичок).

“Have we passed anything since we got off the turnpike, Vicky (нам повстречался кто-нибудь, с тех пор как мы свернули с магистрали, Вики)?”


minute ['mInIt], enough [I'nAf], constable ['kAnstbl], silo ['saIlqu]


“What did you say the next town was?” he asked.

“Oh. “ She bent over the road atlas again. “Gatlin. We should be there in ten minutes.”

“Does it look big enough to have a police station?”

“No. It's just a dot.”

“Maybe there's a constable.”

They drove in silence for a while. They passed a silo on the left. Nothing else but corn. Nothing passed them going the other way, not even a farm truck.

“Have we passed anything since we got off the turnpike, Vicky?”


She thought about it (она задумалась: «подумала над этим»). “A car and a tractor (автомобиль и трактор). At that intersection (на том перекрестке).”

“No, since we got on this road, Route 17 (нет, с тех пор как мы выехали на эту дорогу, шоссе 17).”

“No. I don't think we have (не думаю, что мы встречали). “Earlier this might have been the preface to some cutting remark (раньше это могло бы быть прелюдией к какому-нибудь язвительному замечанию; preface — предисловие; вводная часть; пролог, прелюдия; cutting— режущий, колющий; колкий, резкий; язвительный). Now she only stared out of her half of the windshield at the unrolling road and the endless dotted line (сейчас она только смотрела через свою половину ветрового стекла на расстилающуюся /перед ними/ дорогу и бесконечную прерывистую дорожную разметку;toroll— катить/ся/, вращать/ся/; сворачивать/ся/; dot— точка; dotted— точечный; пунктирный).

“Vicky? Could you open the suitcase (не могла бы ты открыть чемоданчик)?”

“Do you think it might matter (ты думаешь, это может быть важным)?”

“Don't know (не знаю). It might (возможно).”


thought [TLt], preface ['prefIs], matter ['mxtq]


She thought about it. “A car and a tractor. At that intersection.”

“No, since we got on this road, Route 17.”

“No. I don't think we have. “Earlier this might have been the preface to some cutting remark. Now she only stared out of her half of the windshield at the unrolling road and the endless dotted line.

“Vicky? Could you open the suitcase?”

“Do you think it might matter?”

“Don't know. It might.”


While she picked at the knots (пока она развязывала: «теребила/тянула» узлы; pick at — теребить /в руках/, перебирать; тянуть) (her face was set in a peculiar way (ее лицо выглядело особым/странным образом; to set — ставить, класть; располагать; оформить/ся/, привести/статьвопределенноеположение) — expressionless but tight-mouthed (ничего не выражающее, но с поджатыми губами; tight — сжатый, тесный; mouth — рот, уста) — that Burt remembered his mother wearing when she pulled the innards out of the Sunday chicken (такой Берт запомнил свою мать: «такое /лицо/, Берт помнил, имела его мать», когда она вытаскивала внутренности из воскресного цыпленка; to wear — носить /одежду, парик, бородуит. п./; иметь /какое-товыражениелица, вид/)), Burt turned on the radio again (снова включил радио).

The pop station they had been listening to was almost obliterated in static (волна поп-музыки, которую они /до этого/ слушали, была почти полностью заглушена: «уничтожена/стерта» атмосферными помехами) and Burt switched (/начал/ переключать), running the red marker slowly down the dial (медленно двигая красную метку вдоль по шкале; dial — циферблат; ручкателе- илирадиоприемника, служащаядляпереключенияканаловилистанций; шкаларадиоприемника). Farm reports (фермерские сводки). Buck Owens (Бак Оуенс /знаменитый американский певец и гитарист/). Tammy Wynette (Тэмми Уайнетт /американская певица в стиле кантри/). All distant, nearly distorted into babble (все далекое, искаженное почти до невнятного бормотания/шума; babble— лепет; бормотание; невнятный шум, гомон; /радио/ сложные помехи). Then, near the end of the dial (и тут, ближе к концу шкалы), one single word blared out of the speaker (одно-единственное слово прогремело из динамика; toblare— издавать громкий и пронзительный звук), so loud and clear (так громко и отчетливо; clear— светлый, ясный; четкий) that the lips which uttered it might have been directly beneath the grill of the dashboard speaker (что губы, которые произнесли его, могли бы быть = казалось, находились прямо под решеткой динамика на приборной панели;dashboard — приборная доска; приборная панель /автомобиля/; grill— гриль, рашпер; металлическая сетка; решетка).


peculiar [pI'kjHljq], tight [taIt], innards ['Inqdz], dial ['daIql], babble ['bxbl]


While she picked at the knots (her face was set in a peculiar way — expressionless but tight-mouthed — that Burt remembered his mother wearing when she pulled the innards out of the Sunday chicken), Burt turned on the radio again.

The pop station they had been listening to was almost obliterated in static and Burt switched, running the red marker slowly down the dial. Farm reports. Buck Owens. Tammy Wynette. All distant, nearly distorted into babble. Then, near the end of the dial, one single word blared out of the speaker, so loud and clear that the lips which uttered it might have been directly beneath the grill of the dashboard speaker.


“ATONEMENT (искупление)!” this voice bellowed (орал этот голос; to bellow — мычать, реветь; орать).

Burt made a surprised grunting sound (удивленно хмыкнул: «издал удивленный хрюкающий/бормочущий звук»). Vicky jumped (вздрогнула).

“ONLY BY THE BLOOD OF THE LAMB ARE WE SAVED (только кровью агнца спасемся мы)” the voice roared (ревел голос), and Burt hurriedly turned the sound down (поспешно уменьшил звук). This station was close, all right (эта станция была близко, еще как; allright— хорошо, нормально; несомненно). So close that yes, there it was (настолько близко, что… да, вот и она). Poking out of the corn at the horizon (возвышается над кукурузой на горизонте; topokeout— высовывать/ся/; торчать), a spidery red tripod against the blue (паукообразная, красная тренога на голубом /фоне/; spider— паук). The radio tower (радиобашня).

“Atonement is the word, brothers 'n' sisters (искупление — вот верное: «то самое» слово, братья и сестры),” the voice told them (вещал им голос; totell— говорить; сообщать), dropping to a more conversational pitch (снижаясь до более разговорного тона; drop— капля; to drop — капать; падать; pitch— уклон, скат; высотатона, звук; громкость). In the background (на заднем плане/фоне), off-mike (вдали от микрофона; mike— сокр. отmicrophone), voices murmured amen (голоса пророкотали “аминь”; murmur — шепот; слабыйнеясныйшум; приглушенныйшумголосов). “There's some that thinks it's okay to get out in the world (есть некоторые /люди/, которые полагают, что можно ходить по земле: «выходить в мир»), as if you could work and walk in the world without being smirched by the world (как если бы могли работать и ходить по миру, не будучи запятнанными миром = грехами этого мира). Now is that what the word of God teaches us (разве этому учит нас слово Божье)?”


atonement [q'tqunmqnt], bellow ['belqu], roar [rL], tripod ['traIpOd], amen ["R'men]


“ATONEMENT!” this voice bellowed.

Burt made a surprised grunting sound. Vicky jumped.

“ONLY BY THE BLOOD OF THE LAMB ARE WE SAVED” the voice roared, and Burt hurriedly turned the sound down. This station was close, all right. So close that yes, there it was. Poking out of the corn at the horizon, a spidery red tripod against the blue. The radio tower.

“Atonement is the word, brothers “n” sisters,” the voice told them, dropping to a more conversational pitch. In the background, off-mike, voices murmured amen. “There's some that thinks it's okay to get out in the world, as if you could work and walk in the world without being smirched by the world. Now is that what the word of God teaches us?”


Off-mike but still loud (не в микрофон, но все равно громко): “No!”

“HOLY JESUS (святой Иисус)!” the evangelist shouted (прокричал проповедник), and now the words came in a powerful, pumping cadence (теперь слова звучали в мощной,ритмичной модуляции; topump— работать насосом, качать; пульсировать), almost as compelling as a driving rock-and-roll beat (почти так же подчиняющей, как заводной рок-н-ролльный бит; beat — удар; ритм; такт; /муз./ бит): “When they gonna know that way is death (когда они поймут, что это путь смерти; gonna= goingto)? When they gonna know that the wages of the world are paid on the other side (когда узнают/поймут, что воздастся по делам после смерти: «что вознаграждение/расплата мира выплачивается на другой стороне = на том свете»)? Huh (а)? Huh? The Lord has said there's many mansions in His house (Господь сказал, что дом его просторен: «в доме его есть много помещений»; mansion— особняк; жилое помещение). But there's no room for the fornicator (но нет в нем места для блудника; room— комната; место). No room for the coveter (нет места для алчущего чужого/завистника; tocovet — сильно желать; жаждать /чего-либо, особ. чужого/). No room for the defiler of the corn (нет места для осквернителя кукурузы). No room for the hommasexshul (нет места для содомита; hommasexshul — вариантпроизношениясловаhomosexual). No room — Vicky snapped it off (вырубила его /радио/;to snap off — откусить/резко/; отломить /с треском/; внезапновыключать). “That drivel makes me sick (меня тошнит от этого бреда: «этот бред делает меня чувствующей тошноту»; todrivel— пускать слюни; говорить бессвязно; говорить ерунду, нести бред; drivel— глупая болтовня; чушь, бред).”


Jesus ['GJzqs], evangelist [I'vxnGIlIst], cadence ['keIdqns], gonna ['gOnq], coveter ['kAvItq], drivel ['drIvl]

Off-mike but still loud: “No!”

“HOLY JESUS!” the evangelist shouted, and now the words came in a powerful, pumping cadence, almost as compelling as a driving rock-and-roll beat: “When they gonna know that way is death? When they gonna know that the wages of the world are paid on the other side? Huh? Huh? The Lord has said there's many mansions in His house. But there's no room for the fornicator. No room for the coveter. No room for the defiler of the corn. No room for the hommasexshul. No room -Vicky snapped it off. “That drivel makes me sick.”


“What did he say (что он сказал)?” Burt asked her (спросил ее Берт). “What did he say about corn (что он сказал о кукурузе)?”

“I didn't hear it (я не слышала).” She was picking at the second clothesline knot (она теребила/развязывала второй узел из бельевой веревки).

“He said something about corn (он сказал что-то о кукурузе). I know he did (я точно знаю, что он говорил про нее: «я знаю, он делал /это/»).”

“I got it (получилось: «я достигла этого»)!” Vicky said, and the suitcase fell open in her lap (и чемоданчик раскрылся: «упал открытым» на ее коленях). They were passing a sign that said (они проезжали знак, гласивший): GATLIN 5 MI. DRIVE CAREFULLY PROTECT OUR CHILDREN (Гатлин, 5 миль, ведите машину осторожно, внимание — дети: «защитите наших детей»). The sign had been put up by the Elks (знак был установлен /братством/ “Элкс”; to putup— поднимать, воздвигать; elk— лось; /амер./ североамериканский благородный олень). There were .22 bullet holes in it (он был изрешечен пулями 22-го калибра: «в нем были дырки от пуль 22-го калибра»).

“Socks (носки),” Vicky said. “Two pairs of pants (две пары брюк)… a shirt (рубашка)… a belt (ремень)… a string tie with a (узкий галстук с…; string— веревка) —” She held it up (она подняла его), showing him the peeling gilt neck clasp (показывая ему зажим для галстука с облупившейся позолотой; topeel— снимать корку, кожицу; шелушиться, лупиться, сходить /о коже, краске/; gilt— позолота; neck— шея; ворот; clasp— пряжка, застежка; зажим). “Who's that (кто это)?”

Burt glanced at it (взглянул на него). “Hopalong Cassidy, I think (Хопалонг Кэссиди , я думаю).”

“Oh.” She put it back (она положила его обратно). She was crying again (она снова заплакала).


elk [elk], bullet ['bulIt], gilt [gIlt]


“What did he say?” Burt asked her. “What did he say about corn?”

“I didn't hear it. “ She was picking at the second clothesline knot.

“He said something about corn. I know he did.”

“I got it!” Vicky said, and the suitcase fell open in her lap. They were passing a sign that said: GATLIN 5 MI. DRIVE CAREFULLY PROTECT OUR CHILDREN. The sign had been put up by the Elks. There were. 22 bullet holes in it.

“Socks,” Vicky said. “Two pairs of pants… a shirt… a belt… a string tie with a —” She held it up, showing him the peeling gilt neck clasp. “Who's that?”

Burt glanced at it. “Hopalong Cassidy, I think.”

“Oh.” She put it back. She was crying again.


After a moment (немного погодя: «через минуту/момент»), Burt said: “Did anything strike you funny about that radio sermon (тебе ничего не показалось странным: «что-нибудь произвело на тебя впечатление странного» в этой радиопроповеди; tostrike— ударять, наносить удар; поражать, производить впечатление; funny— забавный, смешной; /разг./ странный; подозрительный)?”

“No. I heard enough of that stuff as a kid to last me for ever (я наслушалась этих проповедей в детстве на всю оставшуюся жизнь: «я слышала достаточно таких вещей когда была ребенком, чтобы мне хватило на всегда»; tolast— продолжаться, длиться; хватать, быть достаточным). I told you about it (я тебе рассказывала об этом).”

“Didn't you think he sounded kind of young (тебе не показалось, что он был довольно молод: «он звучал несколько молодым»; kindof— несколько, отчасти, как будто)? That preacher (тот проповедник)?”

She uttered a mirthless laugh (она невесело усмехнулась: «издала невеселый смешок»; mirth — веселье, радость). “A teenager, maybe, so what (подросток, наверное, что с того)? That's what's so monstrous about that whole trip (это-то и есть самое чудовищное в всем этом деле; trip— путешествие, поездка; нечто необычное, впечатляющее или удивительное). They like to get hold of them when their minds are still rubber (они стараются завладеть ими, пока их умы еще податливы: «они любят захватить их, пока их мозги еще /как/ резина»). They know how to put all the emotional checks and balances in (они знают как расставить все эмоциональные сдержки и противовесы; toputin— вставлять, всовывать; checksandbalances— сдержки и противовесы /принцип взаимозависимости и взаимоограничения, первоначально относился к трем ветвям власти в США, был развит Т. Джефферсоном/; check— контроль, проверка; ограничение, сдерживание; balance— весы; равновесие; противовес). You should have been at some of the tent meetings my mother and father dragged me to (ты бы видел эти собрания: «тебе нужно было побывать на некоторых из тех собраний» под открытым небом, на которые мои мать с отцом таскали меня; tent— палатка; навес; шатер; tent meeting — молитвенное собрание /протестантов/ под тентом или на открытом воздухе)… some of the ones I was “saved” at (из тех, на которых меня “спасали”).


sermon ['sWmqn], ast [lRst], emotional [I'mquSqnl]


After a moment, Burt said: “Did anything strike you funny about that radio sermon?”

“No. I heard enough of that stuff as a kid to last me for ever. I told you about it.”

“Didn't you think he sounded kind of young? That preacher?”

She uttered a mirthless laugh. “A teenager, maybe, so what? That's what's so monstrous about that whole trip. They like to get hold of them when their minds are still rubber. They know how to put all the emotional checks and balances in. You should have been at some of the tent meetings my mother and father dragged me to… some of the ones I was “saved” at.


“Let's see (вот, например: «давай посмотрим»; let— пускать; позволять, разрешать; let's= letus— давай/те/ /сделаем что-либо вместе/; let'sseeчасто говорят когда пытаются что-то вспомнить). There was Baby Hortense (была там Малышка Гортензия), the Singing Marvel (Поющее Чудо; marvel— чудо, диво). She was eight (ей было восемь). She'd come on and sing “Leaning on the Everlasting Arms” (она выходила и пела “Полагаясь на руки Предвечного”; everlasting— вечный; бесконечный) while her daddy passed the plate (в то время как ее папа пускал /по кругу/ тарелку), telling everybody to “dig deep, now, let's not let this little child of God down (говоря всем: “Не скупитесь: «копайте глубоко = как следует поройтесь у себя в карманах», не дайте пропасть этому Божьему дитяти”; toletdown— опускать; подвести, покинуть в беде).” Then there was Norman Staunton (еще был Норман Стонтон). He used to preach hellfire and brimstone in this Little Lord Fauntleroy suit with short pants (он все читал проповеди об огне адском и сере, в костюмчике “Маленький Лорд Фаунтлерой” с коротенькими брючками;Fauntleroysuit— костюм "фаунтлерой", бархатный костюм для мальчика с кружевным воротником и короткими брючками, название по герою романа Ф.Бернетт "Маленький лорд Фаунтлерой"). He was only seven (ему было лишь семь /лет/).”

She nodded at his look of unbelief (она кивнула в ответ на его недоверчивый взгляд: «на его взгляд неверия»).

“They weren't the only two, either (к тому же, эти двое не были единственными; either— любой; также, тоже /в отрицательных предложениях/). There were plenty of them on the circuit (с нами ходило много таких; circuit— окружность, круг; объезд; обход). They were good draws (они были хорошей приманкой; draw— тяга; приманка, соблазн).” She spat the word (она выплюнула это слово; to spit). “Ruby Stampnell (Роби Стэмпнел). She was a ten-year-old faith healer (она была десятилетней целительницей; faithhealеr— целитель, лечащий болезни молитвой и при помощи своей веры в Бога). The Grace Sisters (сестры Грейс). They used to come out with little tinfoil haloes over their heads and (они обычно появлялись с маленькими нимбами из фольги над их головками; оборот usedtoиспользуется при описании событий, которые регулярно происходили в прошлом; бывало; tin — олово; halo— ореол, сияние; нимб) — oh!”


brimstone ['brImstqn], circuit ['sWkIt], halo ['heIlqu]


“Let's see. There was Baby Hortense, the Singing Marvel. She was eight. She'd come on and sing “Leaning on the Everlasting Arms” while her daddy passed the plate, telling everybody to “dig deep, now, let's not let this little child of God down.” Then there was Norman Staunton. He used to preach hellfire and brimstone in this Little Lord Fauntleroy suit with short pants. He was only seven.”

She nodded at his look of unbelief.

“They weren't the only two, either. There were plenty of them on the circuit. They were good draws. “ She spat the word. “Ruby Stampnell. She was a ten-year-old faith healer. The Grace Sisters. They used to come out with little tinfoil haloes over their heads and — oh!”


“What is it (что это)?” He jerked around to look at her (он быстро повернулся, чтобы посмотреть на нее; jerk— резкое движение, толчок), and what she was holding in her hands (и на то, что она держала в своих руках). Vicky was staring at it raptly (Вики не отрываясь, сосредоточенно смотрела на эту вещь; rapt — восхищенный, восторженный; сосредоточенный, поглощенный). Her slowly seining hands had snagged it on the bottom of the suitcase (ее руки, неспешно перебирающие вещи, зацепили ее на дне чемоданчика; toseine— ловить неводом, сетью; snag— сук, коряга; tosnag— зацепить) and had brought it up as she talked (и вытащили наверх, пока она говорила). Burt pulled over to take a better look (Берт остановил машину у обочины, чтобы получше рассмотреть; topullover— съезжать на обочину и останавливаться). She gave it tо him wordlessly (она молча: «без слов» отдала ему эту вещь).

It was a crucifix (это было распятие) that had been made from twists of corn husk (которое было сделано из скрученной оболочки /початков/ кукурузы; twist— изгиб; скручивание; крученая нить, веревка; жгут; husk— шелуха, оболочка), once green, now dry (прежде зеленых, теперь уже — высохших; once— один раз; однажды; когда-то). Attached to this by woven cornsilk was a dwarf corncob (к нему, при помощи сплетенных кукурузных рылец: «кукурузного шелка», был привязан крошечный початок; toattach— прикреплять, присоединять; dwarf— карлик; миниатюрный). Most of the kernels had been carefully removed (большинство зернышек были тщательно удалены), probably dug out one at a time with a pocket-knife (возможно, их выковыривали по одному: «одно за раз» перочинным ножиком: «карманным ножем»; todig). Those kernels remaining formed a crude cruciform figure in yellowish bas-relief (оставшиеся зернышки образовывали грубый/топорный желтоватый барельеф крестообразной формы; crude— необработанный; неотделанный, черновой). Corn-kernel eyes (глаза из кукурузных зернышек), each slit longways to suggest pupils (на каждом надрезы вдоль, чтобы изобразить зрачки; slit— длинный узкий разрез, прорезь; suggest— предлагать, советовать; означать, намекать). Outstretched kernel arms (раскинутые руки из зернышек; tooutstretch— протягивать; вытягивать; простирать), the legs together (ноги вместе), terminating in a rough indication of bare feet (заканчивающиеся неясным/небрежным обозначением босых ступней; foot/мн. ч. feet/ — ступня; rough— грубый; приблизительный). Above, four letters also raised from the bonewhite cob (сверху, над белой как кость кочерыжкой выступали также четыре буквы): I N R I (INRI сокр. от латинского: Iesus Nazarenus Rex Iudaeorum, что означает Иисус из Назарета, Царь Иудеев /Jesus of Nazareth, King of the Jews/).


jerk [GWk], seine [seIn], crucifix ['krHsIfIks], dwarf [dwLf]


“What is it?” He jerked around to look at her, and what she was holding in her hands. Vicky was staring at it raptly. Her slowly seining hands had snagged it on the bottom of the suitcase and had brought it up as she talked. Burt pulled over to take a better look. She gave it t6 him wordlessly.

It was a crucifix that had been made from twists of corn husk, once green, now dry. Attached to this by woven cornsilk was a dwarf corncob. Most of the kernels had been carefully removed, probably dug out one at a time with a pocket-knife. Those kernels remaining formed a crude cruciform figure in yellowish bas-relief. Corn-kernel eyes, each slit longways to suggest pupils. Outstretched kernel arms, the legs together, terminating in a rough indication of bare feet. Above, four letters also raised from the bonewhite cob: I N R I.


“That's a fantastic piece of workmanship (потрясающая работа; piece — кусок, часть; произведение; workmanship — искусство, мастерство, умение; a piece of workmanship — искусно выполненное изделие),” he said.

“It's hideous (омерзительно),” she said in a flat, strained voice (ровным, напряженным голосом; flat — плоский; монотонный). “Throw it out (выброси это).”

“Vicky, the police might want to see it (возможно, полиция захочет взглянуть на него).”

“Why (почему)?”

“Well, I don't know why (ну, я не знаю почему). Maybe (может быть), —”

“Throw it out (выброси это). Will you please do that for me (сделай это, пожалуйста, ради меня; willyouplease— конструкция для выражения вежливой просьбы)? I don't want it in the car (я не хочу, /чтобы/ это было в машине).”

“I'll put it in back (я положу его сзади). And as soon as we see the cops (и как только мы встретим: «увидим» полицейских), we'll get rid of it one way or the other (мы избавимся от него, так или иначе: «одним способом или другим»; torid— освобождать, избавлять). I promise (я обещаю). Okay (идет)?”

“Oh, do whatever you want with it (да делай с ним что хочешь; whatever— какой бы ни; любой; все что; что бы ни)!” shе shouted at him (закричала она на него). “You will anyway (все равно сделаешь /по-своему/)!”

Troubled (раздраженный/в раздражении; to trouble— беспокоить, нарушать спокойствие; волновать; докучать, донимать), he threw the thing in back (он кинул вещицу на заднее сиденье: «назад»), where it landed on a pile of clothes (где она упала на груду одежды; toland— приземляться, делать посадку). Its corn-kernel eyes stared raptly at the T-Bird's dome light (ее глаза-зернышки уставились на потолочные лампы подсветки «Т-берда»). He pulled out again (он снова отъехал от обочины; topullout— вытаскивать; отходить, уезжать; выезжать на дорогу /с обочины/ или ближе к центру дороги), gravel splurting from beneath the tyres (/так что/ гравий полетел из под шин; splurt— /амер. сленг/ выбрасывать струей, выплескивать; смеяться так сильно, что то, что ты пьешь, выбрызгивается через нос).


hideous ['hIdIqs], trouble ['trAbl], splurt [splWt]


“That's a fantastic piece of workmanship,” he said.

“It's hideous,” she said in a flat, strained voice. “Throw it out.”

“Vicky, the police might want to see it.”

“Why?”

“Well, I don't know why. Maybe —,”

“Throw it out. Will you please do that for me? I don't want it in the car.”

“I'll put it in back. And as soon as we see the cops, we'll get rid of it one way or the other. I promise. Okay?”

“Oh, do whatever you want with it!” she shouted at him. “You will anyway!”

Troubled, he threw the thing in back, where it landed on a pile of clothes. Its corn-kernel eyes stared raptly at the T-Bird's dome light. He pulled out again, gravel splurting from beneath the tyres.


“We'll give the body and everything that was in the suitcase to the cops (мы отдадим тело и все, что было в чемоданчике, копам; cop /сокр. отcopper/— коп/полицейский/; to cop — /разг./ поймать, схватить),” he promised (пообещал он). “Then we'll be shut of it (тогда мы избавимся от всего этого; toshut— закрывать, запирать; tobeshutofsmth. — /разг./ освободиться, избавиться от чего-либо; разделаться с чем- либо).”

Vicky didn't answer (не ответила). She was looking at her hands (она разглядывала свои руки). A mile further on (проехав милю: «милей дальше»), the endless cornfields drew away from the road (бесконечные поля кукурузы отошли от дороги; to draw away — уводить; отходить), showing farmhouses and outbuildings (выставляя на показ фермерские домики и хозяйственные постройки; out — снаружи, вне; building — постройка, здание). In one yard they saw dirty chickens pecking listlessly at the soil (в одном дворе они увидели грязных цыплят, которые вяло клевали что-то в земле; list — /устар./ желание, стремление). There were faded cola and chewing-gum ads on the roofs of barns (на крышах сараев были выцветшие рекламные вывески кока-колы и жевательных резинок). They passed a tall billboard that said: ONLY JESUS SAVES (они проехали мимо высокого рекламного щита гласившего: «Только Иисус спасает»). They passed a cafe with a Conoco gas island (они проехали кафе с заправочной станцией “Коноко”; island — остров; огороженный, изолированныйучасток, территория; Сonoco —«Коноко»нефтехимическаякомпания, основаннаяв1875 г.), but Burt decided to go on into the centre of town (но Берт решил проехать в центр города), if there was one (если он существовал). If not, they could come back to the cafe (если нет, /то/ они могли вернуться обратно к этому кафе). It only occurred to him after they had passed it (только после того, как они проехали его, он отметил про себя; tooccurпроисходить; приходить на ум /о мыслях, словах/) that the parking lot had been empty (что автомобильная стоянка была пуста; parkinglot— автостоянка, как правило, платная) except for a dirty old pickup that had looked like it was sitting on two flat tyres (за исключением грязного старого пикапа, который выглядел так, как будто сидел на двух спущенных шинах; flat— плоский, ровный).

billboard ['bIlbLd], island ['aIlqnd], occur [q'kW], tyre ['taIq]


“We'll give the body and everything that was in the suitcase to the cops,” he promised. “Then we'll be shut of it.”

Vicky didn't answer. She was looking at her hands. A mile further on, the endless cornfields drew away from the road, showing farmhouses and outbuildings. In one yard they saw dirty chickens pecking listlessly at the soil. There were faded cola and chewing-gum ads on the roofs of barns. They passed a tall billboard that said: ONLY JESUS SAVES. They passed a cafe with a Conoco gas island, but Burt decided to go on into the centre of town, if there was one. If not, they could come back to the cafe. It only occurred to him after they had passed it that the parking lot had been empty except for a dirty old pickup that had looked like it was sitting on two flat tyres.


Vicky suddenly began to laugh (вдруг начала смеяться), a high, giggling sound (высоким, хихикающим смехом: «звуком») that struck Burt as being dangerously close to hysteria (который, как показалось Берту, был опасно близок к истерике; to strike — ударять, бить; поражать; производить впечатление, казатьсякаким-либо).

“What's so funny (что тебя так насмешило: «что такого смешного»)?”

“The signs (вывески; sign— знак; вывеска, рекламный щит),” she said, gasping and hiccupping (ответила она, задыхаясь и икая). “Haven't you been reading them (ты разве не читаешь их)? When they called this the Bible Belt, they sure weren't kidding (когда это место назвали библейским поясом, они абсолютно не шутили = тот, кто назвал это место библейским поясом, совершенно не шутил; sure— уверенный; несомненный, бесспорный; tokid— дурачить, разыгрывать; подшучивать). Oh Lordy (о, Боже), there's another bunch (вот, снова: «тут еще одна вереница /плакатов/»; bunch— связка, пучок; группа). “Another burst of hysterical laughter escaped her, and she clapped both hands over her mouth (еще один взрыв истерического хохота вырвался из нее, и она зажала рот обеими ладонями: «прижала обе руки к своему рту»; toclap— хлопать /ладонями и т. п./; помещать/ставить быстро или с силой).

Each sign had only one word (на каждом плакате было по одному слову). They were leaning on whitewashed sticks (они = плакаты опиралисьна выбеленные шесты; tolean— наклонять, нагибать; прислоняться, опираться; towash— мыть; towhitewash— белить /побелкой/) that had been implanted in the sandy shoulder (которые были врыты в песчаную обочину дороги;toimplant— прочно или глубоко вделывать, вставлять, врывать; shoulder— плечо; обочина дороги), long ago by the looks (давно, /судя/ по виду; long— длинный; долгий, длительный; ago— тому назад); the whitewash was flaked and faded (побелка облупилась/потрескалась и потускнела; flakes— чешуйки; хлопья; tofade— увядать; выгорать; блекнуть, тускнеть; постепенно исчезать). They were coming up at eighty-foot intervals and Burt read (они шли один за другим: «представали» с интервалом в 80 футов, и Берт прочел; tocomeup— подходить; появляться, представать перед /взглядом/; foot— ступня; мера длины, равная 30,48 см, составляет одну треть ярда, 91,4 см):


A… CLOUD… BY… DAY… A… PILLAR… OF FIRE… BY… NIGHT (облако днем, столп огня — ночью)


giggle ['gIgl], sign [saIn], interval ['Intqvql]

Vicky suddenly began to laugh, a high, giggling sound that struck Burt as being dangerously close to hysteria.

“What's so funny?”

“The signs,” she said, gasping and hiccupping. “Haven't you been reading them? When they called this the Bible Belt, they sure weren't kidding. Oh Lordy, there's another bunch. “ Another burst of hysterical laughter escaped her, and she clapped both hands over her mouth.

Each sign had only one word. They were leaning on whitewashed sticks that had been implanted in the sandy shoulder, long ago by the looks; the whitewash was flaked and faded. They were coming up at eighty-foot intervals and Burt read:


A… CLOUD… BY… DAY… A… PILLAR… OF FIRE… BY… NIGHT


“They only forgot one thing (они только забыли дописать: «одну вещь»; to forget),” Vicky said, still giggling helplessly (все еще не в силах прекратить хихиканье: «все еще хихикая беспомощно»).

“What (что)?” Burt asked, frowning (спросил Берт, хмурясь).

“Burma Shave” («Берма Шейв»; “BurmaShave” — американская марка пены для бритья, известная своей рекламой в форме юмористических стишков , развешанных на нескольких последовательно установленных вдоль шоссе рекламных щитах).” She held a d fist against her open mouth to keep in the laughter (она прижала кулак костяшками пальцев к открытому рту, чтобы сдержать смех; tohold— держать, удерживать; knuckles — костяшки /пальцев рук/; knuckled— с выступающими /суставными/ косточками; tokeep— держать, не отдавать; хранить), but her semi-hysterical giggles flowed around it like effervescent ginger-ale bubbles (но ее полу- истерические смешки просачивались через него: «обтекали его», подобно пузырькам шипучего имбирного эля; toflow— течь, струиться; around— вокруг; toeffervesce — пузыриться; булькать, кипеть; играть /о шипучем напитке/).

“Vicky, are you all right (с тобой все в порядке)?”

“I will be (я буду /в порядке/). Just as soon as we're a thousand miles away from here (сразу, как только мы будем за тысячу миль отсюда; away— /отдаленность от данного места/ далеко), in sunny sinful California with the Rockies between us and Nebraska (в солнечной грешной Калифорнии, где между нами и Небраской будут Скалистые горы: «со Скалистыми горами между…»; sin — грех; Rockies= RockyMountains).”


knuckle ['nAkl], effervescent ["efq'vesnt], ginger-ale ["GInGqr'eIl]


“They only forgot one thing,” Vicky said, still giggling helplessly.

“What?” Burt asked, frowning.

“Burma Shave. “ She held a knuckled fist against her open mouth to keep in the laughter, but her semi-hysterical giggles flowed around it like effervescent ginger-ale bubbles.

“Vicky, are you all right?”

“I will be. Just as soon as we're a thousand miles away from here, in sunny sinful California with the Rockies between us and Nebraska.”


Another group of signs came up and they read them silently (еще одна группа знаков показалась /на дороге/, они прочли ее молча; silent — тихий, молчаливый).

TAKE… THIS… AND… EAT… SAITH… THE LORD… GOD (возьмите это и ешьте, — говорит Господь Бог; saith/устар./ = says)

Now why, Burt thought (с чего это я: «а почему», — подумал Берт; now— теперь; /в начале предложения/ а, так вот, и вот), should I immediately associate that indefinite pronoun with corn (сразу связал это неопределенное местоимение с кукурузой; shouldупотребляется в прямых и косвенных вопросах, начинающихся с why, для выражения сильного удивления, недоумения)? Isn't that what they say when they give you communion (разве не это говорят, когда причащают: «дают тебе причащение»; communion — общность; общение, связь; причастие, приобщение святых тайн)? It had been so long since he had been to church (с тех пор как он был /в последний раз/ в церкви, прошло так много времени: «это было так долго/давно, с тех пор как…») that he really couldn't remember (что он действительно не мог вспомнить). He wouldn't be surprised (он бы не удивился) if they used cornbread for holy wafer around these parts (если бы они давали: «использовали» кукурузный хлеб в качестве облатки в этих местах; holy— святой; священный; wafer— вафля; тонкое печенье; облатка; part— часть; край, местность). He opened his mouth to tell Vicky that (он открыл рот, чтобы сказать об этом Вики), and then thought better of it (но передумал: «и тогда подумал лучше об этом»; tothinkbetterofit— раздумать делать что-либо, решив что это неразумно или не имеет смысла).

They breasted a gentle rise (они справились с небольшим подъемом; breast— грудь, стать грудью против чего-либо бороться; gentle— благородный; мягкий, кроткий; отлогий, пологий) and there was Gatlin below them (и перед ними открылся Гатлин: «там был Гатлин под ними»), all three blocks of it (все три его квартала), looking like a set from a movie about the Depression (выглядящие = которые выглядели как декорации из фильма о Великой депрессии; the /Great/ Depression — Великая депрессия, экономический кризис 1929-1933 гг.; set— комплект, набор; съемочная площадка; декорации).


saith [seT], associate [q'squSIeIt], communion [kq'mjHnjqn]


Another group of signs came up and they read them silently.

TAKE… THIS… AND… EAT… SAITH… THE LORD… GOD

Now why, Burt thought, should I immediately associate that indefinite pronoun with corn? Isn't that what they say when they give you communion? It had been so long since he had been to church that he really couldn't remember. He wouldn't be surprised if they used cornbread for holy wafer around these parts. He opened his mouth to tell Vicky that, and then thought better of it.

They breasted a gentle rise and there was Gatlin below them, all three blocks of it, looking like a set from a movie about the Depression.


“There'll be a constable (там будет констебль),” Burt said, and wondered why the sight of that hick one-timetable town dozing in the sun (и удивился тому, что при виде этого захолустного, мертвецки скучного: «с одним расписанием», разморенного на солнце городка: «городка, дремлющего на солнце»; hick— провинциальный; timetable— расписание) should have brought a lump of dread into his throat (он почувствовал, как у него перехватило горло от ужаса: «/вид города/ принес ком ужаса в его горло»).

They passed a speed sign proclaiming that no more than thirty was now in order (они проехали знак, гласящий, что теперь допустимая /скорость/ — не более тридцати; toproclaim— провозглашать; объявлять; inorder— в порядке; подходящий, допустимый), and another sign (и еще один знак), rust-flecked (с ржавыми пятнами; fleck— прожилка, пятно), which said (который сообщал): YOU ARE NOW ENTERING GATLIN (вы сейчас въезжаете в Гатлин), NICEST LITTLE TOWN IN NEBRASKA (милейший маленький городок в Небраске) — OR ANYWHERE ELSE (или где бы то ни было еще)! POP. 4531 (население 4531; pop. — сокр. от population).

Dusty elms stood on both sides of the road (пыльные вязы стояли по обе стороны дороги; tostand), most of them diseased (по большей части: «большая часть из них» больные). They passed the Gatlin Lumberyard (они проехали лесной склад Гатлина) and a 76 gas station (и заправочную станцию с 76-м бензином; gas— газ; /= gasoline/ бензин), where the price signs swung slowly in a hot noon breeze (где ценники слегка покачивались на горячем полуденном ветерке; to swing— качать/ся/, колебать/ся/): REG 35. 9 (стандартный — 35,9; REG— /сокр. от regular/ правильный; стандартный) HI-TEST 38. 9 (высококачественный /бензин/ — 38,9; hi= high; test— проверка, испытание), and another which said (и другая, которая гласила): HI TRUCKERS DIESEL FUEL AROUND BACK (привет, водители грузовиков, дизельное топливо с другой стороны: «вокруг, с задней стороны»; hi— привет, здорово; эй! ).


disease [dI'zJz], lumberyard ['lAmbqjRd], fuel [fjuql]


“There'll be a constable,” Burt said, and wondered why the sight of that hick one-timetable town dozing in the sun should have brought a lump of dread into his throat.

They passed a speed sign proclaiming that no more than thirty was now in order, and another sign, rust- flecked, which said: YOU ARE NOW ENTERNG GATLIN, NICEST LITTLE TOWN IN NEBRASKA — OR ANYWHERE ELSE! POP. 4531.

Dusty elms stood on both sides of the road, most of them diseased. They passed the Gatlin Lumberyard and a 76 gas station, where the price signs swung slowly in a hot noon breeze: REG 35. 9 HI-TEST 38. 9, and another which said: HI TRUCKERS DIESEL FUEL AROUND BACK.


They crossed Elm Street (они пересекли улицу Вязов), then Birch Street (затем Березовую улицу), and came up on the town square (и подъехали к городской площади). The houses lining the streets were plain wood with screened porches (дома, которые тянулись вдоль улиц, были деревянными, простыми: «простое дерево», c закрытыми верандами; line — веревка; линия; to line — стоять, тянутьсявдоль;screen — ширма, экран; панель). Angular and functional (чопорные и без лишних атрибутов: «функциональные»; angular — угловатый; чопорный; angle — угол). The lawns were yellow and dispirited (лужайки были выгоревшими: «желтыми» и безжизненными; spirit — дух; to spirit — воодушевлять; оживлять). Up ahead a mongrel dog walked slowly out into the middle of Maple Street (чуть дальше, впереди, на середину улицы Кленов медленно вышла дворняжка), stood looking at them for a moment (остановилась, глядя на них с секунду), then lay down in the road with its nose on its paws (затем легла на дорогу, положив нос на свои лапы: «с ее носом на ее лапах»; to lie).

“Stop (остановись),” Vicky said. “Stop right here (остановись прямо здесь).

Burt pulled obediently to the curb (Берт подъехал: «подтянул» послушно к обочине; curb — бордюрныйкамень;крайтротуара; кромкапроезжейчасти).

“Turn around (развернись). Let's take the body to Grand Island (давай отвезем тело в Гранд-Айленд ; totake— брать, хватать; доставлять; вести, отвозить). That's not too far, is it (это не очень далеко /отсюда/, не так ли)? Let's do that (давай поступим так).”

“Vicky, what's wrong (Вики, что случилось: «что неправильно/не так»)?”


square [skwEq], angular ['xNgjulq], mongrel ['mANgrql]


They crossed Elm Street, then Birch Street, and came up on the town square. The houses lining the streets were plain wood with screened porches. Angular and functional. The lawns were yellow and dispirited. Up ahead a mongrel dog walked slowly out into the middle of Maple Street, stood looking at them for a moment, then lay down in the road with its nose on its paws.

“Stop,” Vicky said. “Stop right here.

Burt pulled obediently to the curb.

“Turn around. Let's take the body to Grand Island. That's not too far, is it? Let's do that.”

“Vicky, what's wrong?”


“What do you mean, what's wrong (что ты имеешь в виду, что случилось)?” she asked, her voice rising thinly (со звенящими нотками в голосе; to rise — подниматься; издавать более высокийзвук; thin — тонкий/втомчислеоголосе, звуке/; высокий /о голосе/). “This town is empty, Burt (этот город пустой, Берт). There's nobody here but us (здесь никого, кроме нас, нет; but— но; кроме, за исключением). Can't you feel that (неужели ты не чувствуешь это)?”

He had felt something (он почувствовал что-то /раньше/), and still felt it (и до сих пор ощущал). But (но) — “It just seems that way (это только кажется: «это только кажется таким образом»),” he said. “But it sure is a one- hydrant town (но это и правда, очень маленький город: «город с одним водоразборным краном»). Probably all up in the square (возможно, все собрались на площади; up— наверх; указывает на нахождение в городе, центре), having a bake sale or a bingo game (на распродажу домашней выпечки или на игру в бинго; tobake— печь, выпекать; bakesale— распродажа выпечки /обычно домашней/ для сбора средств с благотворительными целями; bingo — бинго / игра, в которой обычно разыгрываются призы; современный вариант лото/).”

“There's no one here (здесь никого: «ни одного» нет). “ She said the words with a queer, strained em (она произнесла эти слова со странной, надрывной подчеркнутостью; tostrain— натягивать; напрягать; emподчеркивание, выделение; ударение; эмфаза). “Didn't you see that 76 station back there (разве ты не видел ту станцию заправки с 76-м бензином там, позади)?”


hydrant ['haIdrqnt], queer [kwIq], em ['emfqsIs]


“What do you mean, what's wrong?” she asked, her voice rising thinly. “This town is empty, Burt. There's nobody here but us. Can't you feel that?”

He had felt something, and still felt it. But — “It just seems that way,” he said. “But it sure is a one-hydrant town. Probably all up in the square, having a bake sale or a bingo game.”

“There's no one here.” She said the words with a queer, strained em. “Didn't you see that 76 station back there?”


“Sure, by the lumberyard, so what (конечно, у лесного склада, ну и что)?” His mind was elsewhere (его мысли витали где-то в другом месте: «его разум был где-то еще»), listening to the dull buzz of a cicada burrowing into one of the nearby elms (слушая занудное стрекотание цикады, которая пряталась в одном из вязов неподалеку; dull— тупой, глупый; занудный; монотонный; глухой /звук/; burrow— нора; toburrow— прятаться; nearby— близкий, соседний). He could smell corn (он чувствовал запах кукурузы), dusty roses (пыльных роз), and fertilizer — of course (и удобрения, конечно). For the first time they were off the turnpike and in a town (впервые они были вне магистрали, в маленьком городке). A town in a state he had never been in before (городке в штате, в котором он никогда раньше не бывал) — although he had flown over it from time to time in United Airlines 747s (хотя и пролетал над ним время от времени на “/Боингах/ -747” /авиакомпании/ «Юнайтед эрлайнс») — and somehow it felt all wrong but all right (и каким-то образом все это казалось совершенно неправильным, но /в тоже время/ в порядке вещей). Somewhere up ahead there would be a drugstore with a soda fountain (где-то неподалеку сейчас обнаружиться: «там впереди будет» аптечный магазин с буфетом; soda — сода; содовая, газированнаявода; soda fountain — сатуратор; стойкаиликиосксгазированнойводой, бутербродами, мороженымит. п.), a movie house named the Bijou (кинотеатр, под названием «Бижу»; bijou— драгоценнаявещь, безделушка; драгоценныйкамень; что-тонебольшое, нокрасивое, изящное/частопоотношениюкзданию, квартире/), a school named after JFK (школа имени Джона Фицджеральда Кеннеди; JFK = John Fitzgerald Kennedy).

“Burt, the prices said thirty-five-nine for regular and thirty-eight-nine for high octane (цены были: «говорили»: тридцать пять и девять за обычный бензин, и тридцать восемь и девять за высокооктановый). Now how long has it been since anyone in this country paid those prices (ну и когда в последний раз: «как долго было = как много прошло, с тех пор как» кто-нибудь в этой стране платил такие цены = по таким ценам)?”


cicada [sI'kRdq], burrow ['bWrqu], bijou ['bJZH], octane ['OkteIn]


“Sure, by the lumberyard, so what?” His mind was elsewhere, listening to the dull buzz of a cicada burrowing into one of the nearby elms. He could smell corn, dusty roses, and fertilizer—of course. For the first time they were off the turnpike and in a town. A town in a state he had never been in before (although he had flown over it from time to time in United Airlines 747s) and somehow it felt all wrong but all right. Somewhere up ahead there would be a drugstore with a soda fountain, a movie house named the Bijou, a school named after JFK.

“Burt, the prices said thirty-five-nine for regular and thirty-eight-nine for high octane. Now how long has it been since anyone in this country paid those prices?”


“At least four years (по крайней мере четыре года /назад/),” he admitted (признал он). “But, Vicky (но, Вики) —”

“We're right in town (мы находимся прямо в городе), Burt, and there's not a car (и тут нет ни одной машины)! Notonecar (ни единой машины)!

“Grand Island is seventy miles away (Грэнд- Айленд находиться в семидесяти милях отсюда). It would look funny if we took him there (будет забавно/странно выглядеть, если мы отвезем его туда).”

“I don't care (мне все равно; tocare— заботиться, беспокоиться).”

“Look, let's just drive up to the courthouse and (послушай, давай просто подъедем к зданию суда и; court— двор; суд) —”

“No!”

There, damn it, there (вот оно, черт побери, вот). Why our marriage is falling apart, in a nutshell (/вот/ почему наш брак разваливается, в двух словах: «в скорлупе ореха»). No I won't (нет, я не буду). No sir (нет уж: «нет, сэр»). And furthermore (и более того), I'll hold my breath till I turn blue (я задержу дыхание /и не буду дышать/, пока не посинею) if you don't let me have my way (если ты не позволишь мне сделать все по своему: «иметь мой путь/способ»).


courthouse ['kLt'haus], furthermore ['fWDq'mL], damn [dxm]


“At least four years,” he admitted. “But, Vicky—”

“We're right in town, Burt, and there's not a car! Not one car!

“Grand Island is seventy miles away. It would look funny if we took him there.”

“I don't care.”

“Look, let's just drive up to the courthouse and —”

“No!”

There, damn it, there. Why our marriage is falling apart, in a nutshell. No I won't. No sir. And furthermore, I'll hold my breath till I turn blue if you don't let me have my way.


“Vicky,” he said.

“I want to get out of here, Burt (я хочу уехать отсюда, Берт).”

“Vicky, listen to me (послушай меня).”

“Turn around (разворачивайся). Let's go (поехали).”

“Vicky, will you stop a minute (ты перестанешь /хоть/ на минуту)?”

“I'll stop when we're driving the other way (я перестану, когда мы поедем обратно: «будем ехать в другую сторону»). Now let's go (а сейчас — поехали).”

“Wehaveadeadchildinthetrunkofourcar (у нас мертвый ребенок в багажнике нашей машины; trunk— ствол /дерева/; сундук, чемодан; багажник /автомобиля/)!” he roared at her (заорал он на нее), and took a distinct pleasure (и получил явное удовольствие; totake— брать, хватать; получать, извлекать; distinct— отдельный, особый; отчетливый; определенный, явный) at the way she flinched (от того, как она вздрогнула), the way her face crumbled (и изменилась в лице: «как ее лицо рассыпалось»; tocrumble— осыпаться; разваливаться на части).


crumble ['krAmbl], distinct [dIs'tINkt], pleasure ['pleZq]


“Vicky,” he said.

“I want to get out of here, Burt.”

“Vicky, listen to me.”

“Turn around. Let's go.”

“Vicky, will you stop a minute?”

“I'll stop when we're driving the other way. Now let's go.”

“We have a dead child in the trunk of our car!” he roared at her, and took a distinct pleasure at the way she flinched, the way her face crumbled.


In a slightly lower voice he went on (немного понизив голос: «слегка более низким/тихим голосом» он продолжал):

 “His throat was cut (его горло было перерезано) and he was shoved out into the road (его вытолкнули на дорогу) and I ran him over (и я переехал его). Now I'm going to drive up to the courthouse (и теперь я собираюсь поехать к зданию суда) or whatever they have here (или что тут у них есть), and I'm going to report it (и я собираюсь сообщить об этом). If you want to start walking towards the pike (если тебе хочется отправиться пешком к магистрали), go to it (приступай; to gotoitэнергичноприступатькчему. л.). I'll pick you up (я тебя /потом/ подберу; topickup— поднимать, подбирать; брать пассажира, подвозить). But don't you tell me to turn around (но не говори мне /что я должен/ развернуться) and drive seventy miles to Grand Island (и ехать семьдесят миль до Грэнд-Айленда) like we had nothing in the trunk but a bag of garbage (как будто у нас в багажнике ничего нет, кроме мешка с мусором; garbage— /кухонные/ отбросы; остатки, гниющий мусор). He happens to be some mother's son (он ведь чей-то сын: «он, кстати, является сыном какой-нибудь матери»; tohappen— случаться, происходить; tohappen to be smb., smth. — оказаться, быть кем-либо, чем-либо; каким-либо), and I'm going to report it (и я собираюсь заявить об этом) before whoever killed him gets over the hills and far away (раньше, чем тот, кто убил его успеет уйти слишком далеко: «переберется через холмы и /уйдет/ далеко»; whoever— кто бы ни, который бы ни; любой; over the hills and far away ? за тридевять земель; на край света /впервые встречается у английского поэта и драматурга Дж. Гея /1688-1732/ в комедии “Опера нищих” /The Beggar's Opera/).”

“You bastard (ты ублюдок; bastard— внебрачный ребенок; ублюдок),” she said, crying (плача). “What am I doing with you (что я /тут/ делаю с тобой)?”

“I don't know (я не знаю),” he said. “I don't know any more (я больше не знаю). But the situation can be remedied, Vicky (но ситуация может быть исправлена, Вики; remedy— средство от болезни, лекарство; toremedy— излечивать; исправлять /положение, дело/).”


shove [SAv], bastard ['bxstqd], remedy ['remIdI]


In a slightly lower voice he went on:

 “His throat was cut and he was shoved out into the road and Iran him over. Now I'm going to drive up to the courthouse or whatever they have here, and I'm going to report it. If you want to start walking towards the pike, go to it. I'll pick you up. But don't you tell me to turn around and drive seventy miles to Grand Island like we had nothing in the trunk but a bag of garbage. He happens to be some mother's son, and I'm going to report it before whoever killed him gets over the hills and far away.”

“You bastard,” she said, crying. “What am I doing with you?”

“I don't know,” he said. “I don't know any more. But the situation can be remedied, Vicky.”


He pulled away from the curb (он отъехал от бордюра). The dog lifted its head at the brief squeal of the tyres (пес поднял голову, услышав короткий визг шин) and then lowered it to its paws again (и затем снова опустил ее на лапы).

They drove the remaining block to the square (они проехали последний квартал оставшийся до сквера). At the corner of Main and Pleasant (на углу Главной и Радостной; pleasantприятный, радостный), Main Street split in two (Главная улица разделилась на две; split — раскалывать; расщеплять, разбиватьначасти). There actually was a town square (здесь, в самом деле, была городская площадь), a grassy park with a bandstand in the middle (покрытый травой парк/сквер, с эстрадой для оркестра в центре; grass — трава). On the other end (на другом конце), where Main Street became one again (/там,/ где Главная улица снова соединилась: «становилась одной»), there were two official-looking buildings (стояли два похожих на служебные/казенные: «официально выглядящие» здания). Burt could make out the lettering on one (смог разобрать надпись на одном): GATLIN MUNICIPAL CENTER (“Муниципальный центр Гатлина”).

“That's it (вот оно),” he said. Vicky said nothing (Вики ничего не сказала).

Halfway up the square (проехав половину площади: «полдороги вверх по площади»), Burt pulled over again (Берт снова остановил машину у края дороги). They were beside a lunch room (они находились рядом с закусочной; lunch— обед, ланч), the Gatlin Bar and Grill (“Гатлинский гриль-бар”).


squeal [skwJl], pleasant ['pleznt], municipal [mjH'nIsIpql]


He pulled away from the curb. The dog lifted its head at the brief squeal of the tyres and then lowered it to its paws again.

They drove the remaining block to the square. At the corner of Main and Pleasant, Main Street split in two. There actually was a town square, a grassy park with a bandstand in the middle. On the other end, where Main Street became one again, there were two official-looking buildings. Burt could make out the lettering on one: GATLIN

MUNICIPAL CENTER.

“That's it,” he said. Vicky said nothing.

Halfway up the square, Burt pulled over again. They were beside a lunch room, the Gatlin Bar and Grill.


“Where are you going (куда ты идешь)?” Vicky asked with alarm as he opened his door (спросила Вики с тревогой, когда он открыл свою дверцу).

“To find out where everyone is (выяснить, куда все подевались: «где все»). Sign in the window there says “Open” (на табличке в окне написано “открыто”).”

“You're not going to leave me here alone (ты /ведь/ не собираешься оставить меня тут одну).”

“So come (ну так идем). Who's stopping you (кто тебе не дает: «кто тебя останавливает»)?”

She unlocked her door and stepped out (она открыла дверцу и выбралась из машины; lock замок; запор; блокировочное устройство; tolock— запирать; tostepout— выходить /особ. не на долго/; step— шаг) as he crossed in front of the car (пока он обошел машину спереди). He saw how pale her face was (он увидел, насколько бледным было ее лицо) and felt an instant of pity (и на мгновение почувствовал /к ней/ жалость: «почувствовал мгновение жалости»). Hopeless pity (отчаянную жалость; hopeless— безнадежный; отчаявшийся).

“Do you hear it (ты слышишь)?” she asked as he joined her (спросила она, когда он подошел: «присоединился к ней»).

“Hear what (слышу что)?”


“Where are you going?” Vicky asked with alarm as he opened his door.

“To find out where everyone is. Sign in the window there says “Open”.”

“You're not going to leave me here alone.”

“So come. Who's stopping you?”

She unlocked her door and stepped out as he crossed in front of the car. He saw how pale her face was and felt an instant of pity. Hopeless pity.

“Do you hear it?” she asked as he joined her.

“Hear what?”


“The nothing (тишину: «ничто»). No cars (ни машин). No people (ни людей). No tractors (ни тракторов). Nothing (ничего).” And then, from a block over (тогда, в соседнем квартале; overуказываетнаположениеподругуюсторонучего-либо), they heard the high and joyous laughter of children (они услышали высокий = звонкий, радостный детский смех; joy — радость, счастье; восторг).

“I hear kids (я слышу детей; kid— козленок; разг. ребенок, малыш),” he said. “Don't you (ты разве нет)?”

She looked at him, troubled (она взглянула на него встревожено/беспокойно).

He opened the lunchroom door (он открыл дверь в закусочную) and stepped into dry, antiseptic heat (и шагнул в сухой, как в стерилизаторе, жар: «в сухую, антисептическую жару»). The floor was dusty (пол был пыльным). The sheen on the chrome was dull (хромированные детали потускнели: «блеск хрома был тусклым»). The wooden blades of the ceiling fans stood still (деревянные лопасти потолочных вентиляторов не двигались/оставались неподвижными; blade— лезвие; лопасть; fan— веер; вентилятор). Empty tables (пустые столы). Empty counter stools (пустые табуреты возле бара; counter— прилавок; стойка). But the mirror behind the counter had been shattered (но зеркало за стойкой было разбито) and there was something else (и было что-то еще)… in a moment he had it (мгновение спустя он понял, что). All the beer taps had been broken off (все пивные краны были выломаны; tap — затычка; кран). They lay along the counter like bizarre party favours (они лежали вдоль стойки, подобно причудливым/странным сувенирам для гостей;partyfavor— небольшой сувенир /который дарят гостям на память о вечеринке, свадьбе и т. п./).


nothing ['nATIN], joyous ['GOIqs], bizarre [bI'zR]


“The nothing. No cars. No people. No tractors. Nothing. “ And then, from a block over, they heard the high and joyous laughter of children.

“I hear kids,” he said. “Don't you?”

She looked at him, troubled.

He opened the lunchroom door and stepped into dry, antiseptic heat. The floor was dusty. The sheen on the chrome was dull. The wooden blades of the ceiling fans stood still. Empty tables. Empty counter stools. But the mirror behind the counter had been shattered and there was something else… in a moment he had it. All the beer taps had been broken off. They lay along the counter like bizarre party favours.


Vicky's voice was gay and near to breaking (голос Вики был /наигранно/ весел и близок к срыву; breaking — поломка, разрушение; срыв). “Sure (конечно/ага). Ask anybody (спроси кого-нибудь). Pardon me, sir, but could you tell me (простите, сэр, но не могли бы вы сказать мне) —”

“Oh, shut up (замолчи; shutup— плотно закрыть; /груб./ замолчи! заткнись!). “ But his voice was dull and without force (но голос его был глухим/бесцветным и неуверенным: «без силы/убедительности»). They were standing in a bar of dusty sunlight (они стояли в пыльном луче солнечного света; bar— брусок; полоса /света, цвета/) that fell through the lunchroom's big plate- glass window (который падал через большое и толстое оконное стекло закусочной; plate— пластина, плита, лист; plate-glass — толстое листовое стекло) and again he had that feeling of being watched (и снова у него появилось чувство, что за ним наблюдают) and he thought of the boy they had in their trunk (и он подумал о мальчике, который был у них в багажнике), and of the high laughter of children (и о звонком: «высоком» детском смехе). A phrase came to him for no reason (без /видимых/ причин к нему /в голову/ пришла фраза), a legal-sounding phrase (юридически сформулированная: «звучащая» фраза), and it began to repeat mystically in his mind (и она, непонятно почему, стала повторяться в его мозгу; tobegin; mystically— мистически; таинственно, непонятно): Sight unseen (без освидетельствования и оценки; sight— зрение; вид; unseen— неувиденный, неосмотренный). Sight unseen. Sight unseen.


Vicky's voice was gay and near to breaking. “Sure. Ask anybody. Pardon me, sir, but could you tell me—”

“Oh, shut up. “ But his voice was dull and without force. They were standing in a bar of dusty sunlight that fell through the lunchroom's big plate- glass window and again he had that feeling of being watched and he thought of the boy they had in their trunk, and of the high laughter of children. A phrase came to him for no reason, a legal-sounding phrase, and it began to repeat mystically in his mind: Sight unseen. Sight unseen. Sight unseen.


His eyes travelled over the age-yellowed cards (его глаза блуждали по пожелтевшим от времени карточкам; to travel — путешествовать, странствовать; двигаться, перемещаться; age — возраст) thumb-tacked up behind the counter (прикрепленные кнопками позади прилавка; thumb- tack — чертежная/канцелярскаякнопка; thumb — большойпалецруки): CHEESEBURG 35c (чизбургер — 35 центов; с= cent) WORLD'S BEST JOE 10c (самый лучший в мире кофе — 10 центов; joe — /амер., разг./ кофе) STRAWBERRY RHUBARB PIE 25c (пирог с клубникой и ревенем — 25 центов) TODAY'S SPECIAL HAM & RED EYE GRAVY W/MASHED POT 80c. (сегодняшнее специальное предложение: ветчина с соусом «красный глаз» и картофельным пюре — 80 центов; — нечто, создающееся с особой целью, по особому случаю; /амер./ блюдо дня /блюдо, которое подается только в определенные дни или на которое в этот день снижена цена/; w/mashedpot= withmashedpotatoes; tomash— давить, разминать; potato— картофелина)

How long since he had seen lunchroom prices like that (когда он видел такие цены в закусочных в последний раз: «как долго = сколько лет /прошло/ с тех пор, когда он видел такие цены в закусочных»)?

Vicky had the answer (Вики знала ответ: «у Вики был ответ»). “Look at this (посмотри на это = сюда),” she said shrilly (воскликнула она пронзительно). She was pointing at the calendar on the wall (она указывала на календарь на стене). “They've been at that supper for twelve years, I guess (похоже: «я догадываюсь», они уже двенадцать лет на том благотворительном ужине; bean— боб; фасоль; beansupper— общественное мероприятие с ужином или обедом, часто проводимое с благотворительной целью).” She uttered a grinding laugh (она хрипло засмеялась: «издала скрипучий смешок»; to grind— молоть, перемалывать; тереть/ся/ со скрипом или скрежетом).


joe ['Gqu], rhubarb ['rHbRb], pie [paI], grinding [graIndIN]


His eyes travelled over the age-yellowed cards thumb-tacked up behind the counter: CHEESEBURG 35c WORLD'S BEST JOE 10c STRAWBERRY RHUBARB PIE 25c TODAY'S SPECIAL HAM & RED EYE GRAVY W/MASHED POT 80c.

How long since he had seen lunchroom prices like that?

Vicky had the answer. “Look at this,” she said shrilly. She was pointing at the calendar on the wall. “They've been at that bean supper for twelve years, I guess. “ She uttered a grinding laugh.


He walked over (он подошел /к календарю/). The picture showed two boys swimming in a pond (на картинке были изображены два мальчика: «картина показывала двух мальчиков», плавающих в пруду) while a cute little dog carried off their clothes (в то время как милая собачонка уносит их вещи). Below the picture was the legend (под картиной надпись; legend— легенда; надпись; подпись /под иллюстрацией/): COMPLIMENTS OF GATLIN LUMBER & HARDWARE (наилучшие пожелания от гатлинского “Ламбер энд хардвер”: «деревянные и металлические изделия»; lumber— старая или ненужная мебель; лесоматериал; деревянные изделия; hardware— металлические изделия; скобяные товары; compliment— любезность, комплимент; /мн. ч./ наилучшие пожелания, поздравления). You Breakum, We Fixum (вы их ломаете, мы их чиним; breakum= breakthem; fixum = fix them). The month on view was August 1964 (месяц, указанный на календарном листе, — август 1964 г.; view— вид; onview— выставленный для обозрения).

“I don't understand (я не понимаю),” he faltered (пробормотал он; tofalter— спотыкаться; ковылять; запинаться, мямлить), “but I'm sure (но я уверен) —”

“You're sure (ты уверен)!” she cried hysterically (закричала она истерически). “Sure, you're sure! That's part of your trouble, Burt (в этом половина: «часть» твоих бед, Берт; trouble— беспокойство, волнение; беда, неприятность), you've spent your whole life being sure (ты провел всю свою жизнь, будучи уверенным; tospend)!”

He turned back to the door and she came after him (он направился: «повернулся» к двери, и она пошла /вслед/ за ним).

“Where are you going (куда ты идешь)?”

“To the Municipal Center (в муниципальный центр).”

“Burt, why do you have to be so stubborn (почему ты такой упрямый: «почему ты должен быть таким упрямым»)? You know something's wrong here (ты сам понимаешь: «ты знаешь», что- то тут не так). Can't you just admit it (неужели ты не можешь просто признать это)?”

“I'm not being stubborn (я не упрямлюсь). I just want to get shut of what's in that trunk (я просто хочу избавиться от того, что лежит в том багажнике).”


cute [kjHt], legend ['leGqnd], stubborn ['stAbqn]


He walked over. The picture showed two boys swimming in a pond while a cute little dog carried off their clothes. Below the picture was the legend: COMPLIMENTS OF GATLIN LUMBER & HARDWARE. You Breakum, We Fixum. The month on view was August 1964.

“I don't understand,” he faltered, “but I'm sure —”

“You're sure!” she cried hysterically. “Sure, you're sure! That's part of your trouble, Burt, you've spent your whole life being sure!”

He turned back to the door and she came after him.

“Where are you going?”

“To the Municipal Center.”

“Burt, why do you have to be so stubborn? You know something's wrong here. Can't you just admit it?”

“I'm not being stubborn. I just want to get shut of what's in that trunk.”


They stepped out on to the sidewalk (они вышли на тротуар), and Burt was struck afresh with the town's silence (и Берта с новой силой поразила тишина города; afresh — опять, снова; fresh —свежий), and with the smell of fertilizer (и запах удобрений). Somehow you never thought of that smell when you buttered an ear and salted it and bit in (почему-то никогда не задумываешься об этом запахе, когда мажешь маслом початок кукурузы, солишь его и вонзаешься в него зубами: «вгрызаешься в него»). (с наилучшими пожеланиями от = подарок солнца), rain (дождя), all sorts of man-made phosphates (всякого рода искусственных: «изготовленных человеком» фосфатов), and a good healthy dose of cow shit (и доброй/хорошей порции коровьего дерьма; healthy — здоровый; /разг./большой, значительный). But somehow this smell was different from the one he had grown up with in rural upstate New York (однако этот запах чем-то отличался от того, который он знал с детства, проведенного в сельской местности, на севере штата Нью-Йорк: «с которым он вырос в…»; upstate— северная или удаленная от столицы часть штата /выражение относится прежде всего к северо- восточным штатам, особенно к штату Нью-Йорк/). You could say whatever you wanted to about organic fertilizer (вы можете говорить что угодно об органических удобрениях), but there was something almost fragrant about it when the spreader was laying it down in the fields (но было что-то почти ароматное /в воздухе/, когда навозоразбрасыватель раскладывал их в поле; spreader— тот, кто распространяет, разбрасывает что-либо). Not one of your great perfumes (не запах шикарных духов: «не одни из ваших великолепных духов»), God no (конечно же, нет: «боже, нет»), but when the late-afternoon spring breeze would pick up (но когда под вечер: «вечерний» весенний ветерок подхватит /его/; late— поздний; afternoon— время после полудня, часы от полудня до заката) and waft it over the freshly turned fields (и пронесет его над свежевскопанными/свежевспаханными полями; to warf— гнать, нести, доносить /звук, запах; о ветре/; toturn— поворачивать; переворачивать; вскапывать; вспахивать, пахать /землю/), it was a smell with good associations (/то/ это был запах с приятными ассоциациями). It meant winter was over for good (он означал, что зима совсем закончилась; forgood— навсегда, окончательно; tomean). It meant that school doors were going to bang closed in six weeks or so (он означал, что через шесть недель, или около того, двери школы с шумом захлопнутся; tobang— громкий удар, внезапный шум) and spill everyone out into summer (и выпустят = выпустив всех толпой в лето; tospill— рассыпать, разлить; tospillout— высыпать толпой; выпустить толпу). It was a smell tied irrevocably in his mind with other aromas that were perfume (это был запах, неразрывно связанный в его сознании с другими ароматами, вполне душистыми: «которые были благоуханием»; irrevocably — безвозвратно; неизменно; torevoke— отзывать, объявлять недействительным; отменять): timothy grass (тимофеевки), clover (клевера), fresh earth (свежей земли/почвы), hollyhocks (штокрозы/розового алтея), dogwood (кизила).


aromas [q'rqumq], perfume ['pWfjHm], clover ['klquvq]


They stepped out on to the sidewalk, and Burt was struck afresh with the town's silence, and with the smell of fertilizer. Somehow you never thought of that smell when you buttered an ear and salted it and bit in. Compliments of sun, rain, all sorts of man-made phosphates, and a good healthy dose of cow shit. But somehow this smell was different from the one he had grown up with in rural upstate New York. You could say whatever you wanted to about organic fertilizer, but there was something almost fragrant about it when the spreader was laying it down in the fields. Not one of your great perfumes, God no, but when the late-afternoon spring breeze would pick up and waft it over the freshly turned fields, it was a smell with good associations. It meant winter was over for good. It meant that school doors were going to bang closed in six weeks or so and spill everyone out into summer. It was a smell tied irrevocably in his mind with other aromas that were perfume: timothy grass, clover, fresh earth, hollyhocks, dogwood.


But they must do something different out here, he thought (но должно быть, они делают тут что-то иначе/по-другому, подумал он; to think). The smell was close but not the same (запах был очень похож, но /все же/ не тот; close— закрытый; близкий, схожий, почти равный; thesame— такой же, тот же самый, один и тот же). There was a sickish-sweet undertone (была /еще/ сладко- тошнотворная нотка; undertone— нюанс, оттенок). Almost a death smell (почти запах смерти). As a medical orderly in Vietnam (как /бывший/ санитар во Вьетнаме), he had become well versed in that smell (он очень хорошо знал этот запах: «он стал очень знаком с этим запахом»; versed— опытный, сведущий).

Vicky was sitting quietly in the car (Вики сидела тихо в машине), holding the corn crucifix in her lap (держа на коленях распятие из кукурузы; lap— подол; колени /верхняя часть ног у сидящего человека/) and staring at it in a rapt way Burt didn't like (и смотрела на него так сосредоточенно, что Берту это не понравилось; rapt— восхищенный, восторженный; сосредоточенный, поглощенный /мыслью и т. п./).

“Put that thing down (убери эту штуковину; to put — класть, ставить),” he said.

“No,” she said without looking up (сказала она, не поднимая глаз: «не взглянув вверх»). “You play your games and I'll play mine (ты играешь в свои игры, а я буду играть в свои).”

He put the car in gear (он включил передачу/сцепление; ingear— включенный, сцепленный; gear— механизм, устройство; передаточный механизм, привод) and drove up to the corner (и подъехал к углу). A dead stoplight hung overhead (неработающий: «мертвый» стоп сигнал висел вверху), swinging in a faint breeze (покачиваясь на слабом ветерке). To the left was a neat white church (слева была опрятная белая церковь). The grass was cut (трава подстрижена). Neatly kept flowers grew beside the flagged path up to the door (ухоженные: «аккуратно содержащиеся» цветы росли вдоль вымощенной плитами дороги до самой двери; flag — плитняк/природныйкамень/; плита/длямощения/; to flag — выстилатьмостовуюилитротуарплитами). Burt pulled over (Берт остановил /машину у тротуара/).


almost ['Llmqust], church [CWC], versed [vWst]


But they must do something different out here, he thought. The smell was close but not the same. There was a sickish-sweet undertone. Almost a death smell. As a medical orderly in Vietnam, he had become well versed in that smell.

Vicky was sitting quietly in the car, holding the corn crucifix in her lap and staring at it in a rapt way Burt didn't like.

“Put that thing down,” he said.

“No,” she said without looking up. “You play your games and I'll play mine.”

He put the car in gear and drove up to the corner. A dead stoplight hung overhead, swinging in a faint breeze. To the left was a neat white church. The grass was cut. Neatly kept flowers grew beside the flagged path up to the door. Burt pulled over.


“What are you doing (что ты делаешь)?”

“I'm going to go in and take a look (я собираюсь зайти внутрь и взглянуть: «взять взгляд»)” Burt said. “It's the only place in town that looks as if there isn't ten years' dust оn it (это единственное место в городе, которое не выглядит так, как будто на нем десятилетний слой пыли: «которое выглядит так, как будто на нем нет десятилетней пыли»). And look at the sermon board (и посмотри на доску объявлений о проповедях; sermon— проповедь, наставление).”

She looked (она взглянула). Neatly pegged white letters under glass read (аккуратно приколотые белые буквы под стеклом гласили: «читались»;peg— колышек; /деревянный/ гвоздь; topeg— прикреплять /колышком и т. п./): THE POWER AND GRACE OF HE WHO WALKS BEHIND THE ROWS (ВСЕМОГУЩ И МИЛОСЕРДЕН ТОТ, КТО ОБХОДИТ РЯДЫ: «сила и милосердие Того, кто ходит за рядами»). The date was 27 July 1976 — the Sunday before (дата — 27 июля 1976, прошлое воскресенье: «воскресение раньше»).

“He Who Walks Behind the Rows (тот, кто обходит ряды),” Burt said, turning off the ignition (выключая зажигание). “One of the nine thousand names of God only used in Nebraska, I guess (одно из девяти тысяч имен Бога, известных только: «которыми пользуются только» в Небраске, я полагаю). Coming (идешь)?”

She didn't smile (она не улыбнулась). “I'm not going in with you (я не пойду с тобой).”

“Fine (отлично; fine— тонкий, утонченный; хороший, прекрасный, превосходный). Whatever you want (как хочешь: «любое/все что хочешь»).”


power ['pauq], row [rqu], whatever [wOt'evq]


“What are you doing?”

“I'm going to go in and take a look” Burt said. “It's the only place in town that looks as if there isn't ten years' dust on it. And look at the sermon board.”

She looked. Neatly pegged white letters under glass read: THE POWER AND GRACE OF HE WHO WALKS BEHIND THE ROWS. The date was 27 July 1976 — the Sunday before.

“He Who Walks Behind the Rows,” Burt said, turning off the ignition. “One of the nine thousand names of God only used in Nebraska, I guess. Coming?”

She didn't smile. “I'm not going in with you.”

“Fine. Whatever you want.”


“I haven't been in a church since I left home (я не была в церкви с тех пор, как уехала из дома /родителей/) and I don't want to be in this church (и я не хочу находиться в этой церкви) and I don't want to be in this town, Burt (и я не хочу быть в этом городе, Берт). I'm scared out of my mind (я до смерти напугана: «испугана /так, что выхожу/ из своего ума»), can't we just go (разве мы не можем просто уехать)?”

“I'll only be a minute (я только на минутку).”

“I've got my keys, Burt (у меня есть свои ключи, Берт). If you're not back in five minutes (если ты не вернешься через пять минут; back— спина; задняя часть; назад), I'll just drive away and leave you here (я просто уеду и оставлю тебя здесь).”

“Now just wait a minute, lady (прошу только подождите минутку, леди).”

“That's what I'm going to do (именно так я и поступлю: «это то, что я собираюсь сделать»). Unless you want to assault me like a common mugger (если ты только не захочешь напасть на меня, как обычный грабитель; tomug— нападать с целью ограбления, грабить /на улице/) and take my keys (и отобрать ключи). I suppose you could do that (я думаю, ты способен на это: «ты мог бы сделать это»).”

“But you don't think I will (но ты не думаешь, что я сделаю /это/).”

“No.”


scare [skFq], assault [q'sLlt], mugger ['mAgq]


“I haven't been in a church since I left home and I don't want to be in this church and I don't want to be in this town, Burt. I'm scared Out of my mind, can't we just go?”

“I'll only be a minute.”

“I've got my keys, Burt. If you're not back in five minutes, I'll just drive away and leave you here.”

“Now just wait a minute, lady.”

“That's what I'm going to do. Unless you want to assault me like a common mugger and take my keys. I suppose you could do that.”

“But you don't think I will.”

“No.”


Her purse was on the seat between them (ее сумочка лежала на сиденье между ними; purse— кошелек, бумажник; /амер./ дамскаясумочка). He snatched it up (он быстро схватил ее). She screamed and grabbed for the shoulder strap (она закричала и попыталась ухватить /сумку за/ плечевой ремешок; to grab — схватывать, хватать; /for smth./ пытатьсясхватить). He pulled it out of her reach (он отвел его так, чтобы она не дотянулась: «вытянул его дальше ее предела досягаемости»; reach— протягивание руки; досягаемость). Not bothering to dig (не утруждая себя поисками; tobother — беспокоиться; хлопотать; трудиться, давать себе труд /обычно с отрицанием/; todig — рыть, копать; искать), he simply turned the bag upside down (он просто перевернул сумочку вверх тормашками: «верхней частью вниз») and let everything fall out (и вывалил все: «позволил всему выпасть»). Her key-ring glittered amid tissues (ее кольцо для ключей блестело среди салфеток; tissue— ткань, материя /особенно тонкая/; бумажная салфетка), cosmetics (косметики), change (мелочи; change— перемена; замена; сдача; мелкие деньги), old shopping lists (старых списков покупок; shopping— покупка товаров, посещение магазина или магазинов). She lunged for it (она ринулась схватить их; lunge— выпад; рывок, стремительное движение) but he beat her again (но он опять оказался проворнее: «но он победил ее снова»; tobeat— бить; побеждать) and put the keys in his own pocket (и положил ключи в свой карман).

“You didn't have to do that (не надо было этого делать: «ты не должен был этого делать»; tohaveto— приходиться, быть вынужденным /обстоятельствами/),” she said, crying (сказала она, плача). “Give them to me (отдай их мне).”

“No (нет),” he said, and gave her a hard, meaningless grin (сказал он, и на лице его появилась жестокая, бессмысленная ухмылка; hard— жесткий, твердый; суровый; жестокий). “No way (и не подумаю: «никаким образом»).”

“Please, Burt! I'm scared (пожалуйста, Берт! Мне страшно)!” She held her hand out, pleading now (она протянула руку, на этот раз умоляя; toplead— защищать подсудимого; просить, умолять).

“You'd wait two minutes and decide that was long enough (ты подождала бы две минуты и решила бы, что /прождала/ уже достаточно долго).”

“I wouldn't (я бы не сделала так: «я бы не стала») —”


tissue ['tISH], lunge [lAnG], plead [plJd]


Her purse was on the seat between them. He snatched it up. She screamed and grabbed for the shoulder strap. He pulled it out of her reach. Not bothering to dig, he simply turned the bag upside down and let everything fall out. Her key-ring glittered amid tissues, cosmetics, change, old shopping lists. She lunged for it but he beat her again and put the keys in his own pocket.

“You didn't have to do that,” she said, crying. “Give them tome.”

“No,” he said, and gave her a hard, meaningless grin. “No way.”

“Please, Burt! I'm scared!” She held her hand out, pleading now.

“You'd wait two minutes and decide that was long enough.”

“I wouldn't—”


“And then you'd drive off laughing and saying to yourself (а потом ты бы уехала смеясь и приговаривая: «говоря себе»), “That'll teach Burt to cross me when I want something (это отучит Берта: «научит Берта = Берт будет знать, как» перечить мне, когда я хочу чего-нибудь; to teach — учить, даватьуроки; проучить; to cross — перекрещивать, пересекаться; противодействовать, препятствовать).” Hasn't that pretty much been your motto during our married life (разве не это было довольно часто: «в большой степени» твоим лозунгом в течении нашей совместной: «супружеской» жизни; pretty— милый, прелестный; значительный, изрядный)? That'll teach Burt to cross me (это отучит Берта перечить мне)?”

He got out of the car (он вышел из машины).

“Please, Burt (пожалуйста, Берт)?” she screamed, sliding across the seat (крикнула она, скользнув через сидение). “Listen (послушай)… I know (я знаю)… We'll drive out of town and call from a phone booth, okay (мы можем выехать из города и позвонить из телефона-автомата, ладно; booth — киоск; будка; кабина)? I've got all kinds of change (у меня много разной мелочи: «все виды мелочи»). I just (я просто). We can (мы можем)… don't leave me alone, Burt (не оставляй меня одну, Берт), don't leave me out here alone (не оставляй меня тут одну)!”


motto ['mOtqu], slide [slaId], booth [bHD]


“And then you'd drive off laughing and saying to yourself, “That'll teach Burt to cross me when I want something.” Hasn't that pretty much been your motto during our married life? That'll teach Burt to cross me?”

He got out of the car.

“Please, Burt?” she screamed, sliding across the seat. “Listen… I know… We'll drive out of town and call from a phone booth, okay? I've got all kinds of change. I just. We can… don't leave me alone, Burt, don't leave me out here alone!”

He slammed the door on her cry (он хлопнул дверцей на ее крики = оборвал ее крик, захлопнув дверцу) and then leaned against the side of the T- Bird for a moment (и затем на несколько секунд прислонился к боковой стороне «Т- берда»), thumbs against his closed eyes (/приложив/ большие пальцы к закрытым глазам; thumb — большойпалецнаруке; against — против; о, к, на/указываетнаопору, контакт, соприкосновениесчем-либо/). She was pounding on the driver's side window and calling his name (она стучала в боковое стекло со стороны водителя и выкрикивала его имя; to pound — сильнобить, колотить). She was going to make a wonderful impression (она произведет чудесное впечатление) when he finally found someone in authority to take charge of the kid's body (когда он наконец найдет кого-нибудь из представителей власти, чтобы передать им тело мальчика: «найдет кого-нибудь с полномочиями взять на себя заботу о теле мальчика»). Oh yes.

He turned and walked up the flagstone path to the church doors (он повернулся и пошел по вымощенной плитами дорожке к дверям церкви). Two or three minutes (две или три минуты), just a look around (только осмотреться), and he would be back out (и он выйдет обратно). Probably the door wasn't even unlocked (возможно, дверь не была даже отперта; lock — замок; to lock —запиратьключом).

But it pushed in easily on silent, well-oiled hinges (но она легко открылась: «толкнулась» внутрь на бесшумных, хорошо смазанных петлях; oil — масло/обычнорастительноеилиминеральное/; техническоемасло, смазочныйматериал) — reverently oiled, he thought (благоговейно смазаны, подумал он), and that seemed funny for no really good reason (и это показалось смешным, без видимых на то причин: «без единой действительно хорошей причины») — and he stepped into a vestibule so cool it was almost chilly (и он ступил в вестибюль/притвор, настолько прохладный, что было почти холодно; chilly — /неприятно/ холодно, свежо). It took his eyes a moment to adjust to the dimness (несколько минут его глаза привыкали к полумраку: «его глазам потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к тусклости»; totake— брать; занимать, отнимать, требовать /времени, активности, энергии/; toadjust— приводить в порядок; подгонять; приспосабливать/ся/; dim — тусклый, неяркий).


Далее:  1   2
Смотреть другие книги >>