На Главную
ГДЗ: Английский язык       Алгебра       Геометрия       Физика       Химия       Русский язык       Немецкий язык

Подготовка к экзаменам (ЕГЭ)       Программы и пособия       Краткое содержание       Онлайн учебники
Шпаргалки       Рефераты       Сочинения       Энциклопедии       Топики с переводами

Фонвизин Д.И. "Недоросль", краткое содержание произведения.



АВТОРЫ <> ПРОИЗВЕДЕНИЯ



НЕДОРОСЛЬ
(Комедия, опубл. 1783. пост. 1782)

Митрофан Терентьевич Простаков (Митрофанушка) — недоросль,
сын помещиков Простаковых, 15 лет. Имя «Митрофан» означает по-
гречески «матерью явленный», «подобный своей матери». Оно стало
нарицательным для обозначения тупого и наглого маменькиного сынка-
невежды. Прототипом образа М. ярославские старожилы считали
некоего барчука, проживавшего в окрестностях Ярославля, о чем
сообщил Л. Н. Трефолев.
Комедия Фонвизина — это пьеса о недоросле, о его чудовищном
воспитании, превращающем подростка в жестокое и ленивое существо.
Слово «недоросль» до комедии Фонвизина не несло отрицательной
семантики. Недорослями называли подростков, не достигших
пятнадцати лет, т. е. возраста, определенного Петром I для вступления в
службу. В 1736 г. срок пребывания в «недорослях» был продлен до
двадцати лет. Указ о вольности дворянской отменил обязательную
срочность службы и предоставлял дворянам право служить или не
служить, но подтверждал введенное при Петре I обязательное обучение.
Простакова следует закону, хотя и не одобряет его. Она знает также, что
многие, в том числе из ее родни, обходят закон. М. учится уже четыре
года, но Простакова хочет удержать его при себе лет на десять.
Сюжет комедии строится на том, что Простакова желает выдать
бедную воспитанницу Софью за своего брата Скотинина, но затем,
узнав о 10 000 рублей, наследницей которых Стародум сделал Софью,
решает не упускать богатую наследницу. Скотинин не хочет уступать.
На этой почве между М. и Скотининым, между Простаковой и
Скотининым возникает вражда, переходящая в безобразные ссоры. М.,
настроенный матерью, требует сговора, заявляя: «Час моей воли
пришел. Не хочу учиться, хочу жениться». Но Простакова понимает,
что прежде нужно добиться согласия Стародума. А для этого
необходимо, чтобы М. предстал в выгодном свете: «Пока он отдыхает,
друг мой, ты хоть для виду поучись, чтоб дошло до ушей его, как ты
трудишься, Митрофанушка». Со своей стороны Простакова всячески
расхваливает трудолюбие, успехи М. и свое родительское о нем
попечение, и хотя точно знает, что М. ничему не научился, все-таки
устраивает «экзамен» и побуждает Стародума оценить успехи сына (д.
4, явл. VIII). Немотивированность этой сцены (вряд ли уместно
искушать судьбу и представлять сына в дурном свете; непонятно также,
как неграмотная Простакова могла оценить познания М. и
педагогические усилия его учителей) очевидна; но Фонвизину важно
показать, что невежественная помещица сама становится жертвой
собственного обмана и расставляет ловушку для сына. После этой
фарсовой комедийной сцены Простакова, уверенная, что своего братца
она оттеснит силой, и сознающая, что М. не выдержал испытания и
сравнения с Милоном, решается насильно женить М. на Софье; пору-
чает ему встать в шесть часов, поставить «троих слуг в Софьи-ной
предспальне, да двоих в сенях на подмогу» (д. 4, явл. IX). На это М.
отвечает: «Все будет сделано». Когда же «заговор» Простаковой терпит
крах, М., сначала готовый вслед за матерью «за людей приниматься» (д.
5, явл. III), затем униженно просит прощения, а потом грубо
отталкивает мать: «Да отвяжись, матушка, как навязалась» (д. 5, явл.
последнее). Совершенно растерянный и потерявший власть над людьми,
он теперь должен пройти новую школу воспитания («Пошел-ко
служить», — говорит ему Правдин), которую с рабской покорностью
принимает:
«По мне, куды велят». Эти последние слова М. становятся своеобразной
иллюстрацией к словам Стародума: «Ну, что для отечества может выйти
из Митрофанушки, за которого невежды-родители платят еще и деньги
невеждам-учителям? Сколько дворян-отцов, которые нравственное
воспитание сынка своего поручают своему рабу крепостному! Лет через
пятнадцать и выходят вместо одного раба двое, старый дядька да
молодой барин» (д. 5, явл. I).
Борьба за руку Софьи, составляя сюжет комедии, выдвигает М. в
центр действия. Как один из «мнимых» женихов, М. своей фигурой
связывает два мира — дворян-невежд, тиранов, мир «злонравия» и
дворян просвещенных, мир благонравия. Эти «лагеря» предельно
отчуждены друг от друга. Простакова, Скотинин не могут понять
Стародума, Правдина и Милона (Простакова говорит Стародуму в
полном недоумении: «Бог вас знает, как вы нынче судите» — д. 4, явл.
VIII; М. не может взять в толк, чего от него требуют те же персонажи), а
Софья, Правдин, Милон и Стародум с открытым презрением
воспринимают М. и его родню. Причина тому — разное воспитание.
Естественная природа М. искажена воспитанием, и потому он
находится в жестком противоречии с нормами поведения дворянина и с
этическими представлениями о благонравном и просвещенном че-.
ловеке.
Авторское отношение к М., как и к другим отрицательным
персонажам, выражается в форме «монологического» саморазоблачения
героя и в репликах положительных героев. Грубость лексики выдает в
нем жесткосердие и злую волю; непросвещенность души ведет к лени,
пустым занятиям (гонять голубей), обжорству. М. такой же тиран
домашних, как и Простакова. Подобно Простаковой, не считается с
отцом, видя в нем пустое место, всячески третирует учителей. При этом
он держит Про-стакову в своих руках и угрожает покончить с собой,
если она не оградит его от Скотинина («Вить здесь и река близко.
Нырну, так поминай как звали» — д. 2, явл. VI). М. не знает ни любви,
ни жалости, ни простой благодарности; в этом отношении он превзошел
мать. Простакова живет для сына, М. — для себя. Невежество способно
прогрессировать от поколения к поколению; грубость чувств
низводится к чисто животным инстинктам. Простаков с удивлением
замечает: «Странное дело, братец, как родня на родню походить может.
Митрофанушка наш весь в дядю. И он до свиней сызмала такой же
охотник, как и ты. Как был еще трех лет, так, бывало, увидя свинку,
задрожит от радости» (д. 1, явл. V). В сцене драки Скотинин называет
М. «чушка проклятая». Всем своим поведением и речами М. оп-
равдывает слова Стародума: «Невежда без души — зверь» (д. 3, явл. I).
По Стародуму, есть три разновидности людей: просвещенный
умница; непросвещенный, но обладающий душой; непросвещенный и
лишенный души. М., Простакова и Скотинин принадлежат к последней
разновидности. У них словно вырастают когти (см. сцену ссоры
Скотинина с М. и слова Еремеевны, а также драку Простаковой со
Скотининым, в которой мать М. «пронозила» загривок Скотинину),
появляется медвежья сила (Скотинин говорит Простаковой: «Дойдет
дело до ломки, погну, так затрещишь» — д. 3, явл. III). Сравнения
берутся из животного мира: «Слыхано ли, чтоб сука щенят своих
выдавала?» Хуже того, М. остановился в своем развитии и далее спосо-
бен лишь на регресс. Софья говорит Милону: «Он хотя и шестнадцати
лет, а достиг уже до последней степени своего совершенства и дале не
пойдет» (д. 2, явл. II). Отсутствие семейно-культурных традиций
обернулось торжеством «злонравия», и М. рвет даже те «животные»
связи, которые объединяли его с родственным кругом.
В лице М. Фонвизин вывел своеобразный тип раба-тирана: он раб
низких страстей, которые и превратили его в тирана. «Рабское»
воспитание М. в узком смысле связано с «мамкой» Еремеевной, в
широком смысле — с миром Простаковых и Скотининых. В обоих
случаях М. привиты бесчестные понятия: в первом потому, что
Еремеевна — крепостная, во втором — потому, что понятия чести
извращены.
Образ М. (и само понятие «недоросля») стали нарицательными.
Однако просветительская идея о механистической зависимости
поведения человека от его воспитания впоследствии была преодолена.
В «Капитанской дочке» Пушкина Петруша Гринев получает сходное с
М. образование, но развивается самостоятельно и ведет себя как
честный дворянин. Пушкин видит в М. нечто коренное, русское,
обаятельное и с помощью эпиграфа («Митрофан по мне») возводит к
герою «Недоросля» рассказчика — а отчасти и персонажей —
«Повестей Белкина». Имя «Митрофан» встречается у Лермонтова
(«Тамбовская казначейша»). Сатирическое развитие образа дано в
романе М. Е. Салтыкова-Щедрина «Господа ташкентцы».
Простакова — жена Терентия Простакова, мать Митрофана и сестра
Тараса Скотинина. Фамилия указывает как на простоту, неученость,
необразованность героини, так и на то, что она попадает впросак.
П. — одно из главных действующих лиц комедии, определяющих
сюжет: именно ее решение женить Митрофана на Софье (вопреки
первоначальному намерению выдать ее за Скотинина) завязывает узел
любовной интриги и именно умысел П., исчерпавшей все законные
способы тайно обвенчать сына с Софьей, развязывает этот узел. В
начале комедии П. на вершине власти, в конце комедии она теряет все:
власть над крепостными, имение, сына («Погибла я совсем! Отнять у
меня власть!» — д. 5, явл. последнее). С образом П. связаны все уровни
сюжета — любовный, комедийно-сатирический и — косвенно —
идеально-утопический, потому что «случай П.» позволяет положитель-
ным персонажам оповестить читателей и зрителей о своих взглядах и о
своей программе патриотического воспитания юношества. Кроме того,
о П. положительные персонажи постоянно упоминают и в своих
рассуждениях отталкиваются от ее речей и поступков, приводя в пример
чудовищного злонравия и бесчеловечия. Образ П., по давнему и
верному заключению критики, — самая большая художественная удача
Фонвизина. Он разработан детально и притом в психологическом
ключе, что было достаточно ново для русской драматургии XVIII в.
Все чувства и сословные понятия (о дворянской вольности и др.)
предельно извращены, искажены в сознании и характере П.
П. движет чувство материнской любви, чувство природное,
положительное и высокое. Но, не подпадая ни под контроль разума, ни
под контроль души, оно вырождается в «животный» инстинкт,
становится безумным (Правдин говорит Митрофану:
«К тебе ее безумная любовь и довела ее всего больше до несчастья» —
д. 5, явл. последнее). Недаром П. уподобляет себя суке, не выдающей
своих щенят. Все, что выгодно для устройства Митрофанушкиной
судьбы, — хорошо, а все, что не выгодно, — плохо. Бедная Софья не
нужна в жены Митрофану, но Софья — богатая наследница —
желаемая добыча. При этом способ, с помощью которого достигается
выгода, не имеет значения; зло в глазах П. с легкостью превращается в
добро; «звериная» природа в П. подчас замещает человеческую. Целью
жизни становится захват добычи. (Так, устраивая настоящую «охоту» за
Софьей, П. стремится устранить соперника — Скотинина, вцепляясь в
его шею.) Порядок в ее доме — о чем она прямо говорит Правдину (д. 2,
явл. V) — держится на грубой силе. По ходу действия она постоянно
огрызается на домашних, включая мужа, слуг, учителей. Только два
персонажа из окружения П. избавлены от оскорблений и побоев:
Митрофан и Вральман. Первый по понятной причине, второй — из-за
расточаемых им похвал Митрофану и всяческого потакания его
капризам. Зато Митрофана П. буквально «натаскивает»; когда
Цыфиркин обижается на оскорбление Митрофана («Ваше благородие,
завсегда без дела лаяться изволите» — д. 3, явл. VII), П. тут же одобряет
«лай» Митрофана: «Ах, Господи Боже мой! Уж ребенок не смей и
избранить Пафнутьича! Уж и разгневался!» Наследник П. должен иметь
право не считаться ни с кем, в том числе и с собственной матерью, ибо в
противном случае в нем увянут «звериные» качества, а это не входит в
кодекс воспитания и не соответствует дальнейшим видам П. Напротив,
бездушие нуждается в поощрении, в примере. Но П. учит Митрофана не
только бесчеловечности, но и хитрости, изворотливости, притворству,
обману, лести, т. е. всему, что пригодится для того, чтобы урвать
лакомый кусок, когда Митрофан станет хозяином. В сцене встречи
Стародума (д. 3, явл. V) в присутствии Правдина, которому она только
что рассказывала о методах своего управления, П. не смущаясь и
вдохновенно врет: «Отроду, батюшка, ни с кем ни бранивалась. У меня
такой нрав. Хоть разругай, век слова не скажу. Пусть же, себе на уме.
Бог тому заплатит, кто меня, бедную, обижает». Митрофан оказался
способным учеником: он ловит руку Стародума, чтобы ее поцеловать,
называет его «вторым отцом».«... Все сцены, в которых является
Проста-кова, — писал П. А. Вяземский, — исполнены жизни и вернос-
ти, потому что характер ее выдержан до конца с неослабевающим
искусством, с неизменяющейся истиною. Смесь наглости и низости,
трусости и злобы, гнусного бесчеловечия ко всем и нежности, равно
гнусной, к сыну, при всем том невежество, из коего, как из мутного
источника, истекают все сии свойства, согласованы в характере ее
живописцем сметливым и наблюдательным».
Фонвизина занимает не только сущность характера П., но и
причины ее злонравия. Первая причина — невежество. «По природе» П.
вовсе не глупа и не бездушна, но отсутствие надлежащего воспитания
привело к тому, что природное начало не было облагоображено,
«обработано» просвещением. Невозделанная природа постепенно
дичает, личность как бы расчеловечивается. В этом смысле Фонвизин
выступает противником французских просветителей, в особенности
Руссо, который утверждал, что природное начало искажается под
воздействием несправедливого социального устройства. Образ г-жи П.
демонстрирует противоположную мысль: невежество,
непросвещенность, неразвитость ума, невоспитанность и грубость
чувств — вот истинный источник погибели человеческой. Поэтому
комедиограф вкладывает в уста П. тирады, полные ненависти к
просвещению; ее рассказ о родительском воспитании противоположен
рассказу Стародума.
В комедии сталкиваются два типа воспитания: «старинное» и новое,
послепетровское. В беседе со Стародумом П. простодушно восхищается
патриархальной традицией: «Старинные люди, мой отец! Не нынешний
был век. Нас ничему не учили. Бывало, добры люди приступят к
батюшке, ублажают, ублажают, чтоб хоть братца отдать в школу. К
статью ли, покойник-свет и руками, и ногами, царство ему небесное!
Бывало, изволит закричать: прокляну робенка, который что-нибудь
переймет у басурманов, и не будь тот Скотинин, тот чему-нибудь
учиться захочет» (д. 3, явл. V). Ее идеал — духовный застой («У нас,
бывало, всякий того и смотрит, что на покой»), не мешающий взятками
наживать богатство. В задаче, предложенной Митрофану Цыфирки-
ным, говорится о дележе денег. П. глубокомысленно замечает:
«Нашел деньги, ни с кем не делись. Все себе возьми, Митрофанушка.
Не учись этой дурацкой науке» (д. 3, явл. VII). Цыфиркин предлагает
другую задачу, в которой речь идет о прибавке жалованья. П.
вмешивается снова: «Не трудись по-пустому, друг мой! Гроша не
прибавлю; да и не за что. Наука не такая. Лишь тебе мученье, а все,
вижу, пустота». Дикость П. смешна, но не безобидна. Мечта о 10 000
дохода с имения Софьи рождает план насильного ее брака с
Митрофаном.
Другая причина «злонравия» П. — моральное следствие ека-
терининского закона «О вольности дворян», опубликованного 18
февраля 1762 г. Некогда Петр I узаконил обязательную службу дворян,
и это стало нравственно-юридическим оправданием для помещиков,
имеющих крепостных. Дворянин служил государству и отечеству,
крестьянин — дворянину; жестокие помещики должны были
подвергаться опекунству. Екатерининский указ формально освободил
дворянина от обязанности служить государству; и, хотя государева
служба по-прежнему считалась почетным долгом дворянства, делом
чести, тем не менее моральное право дворянина на владение
крестьянами (при сохранении юридического и фактического прав)
становилось сомнительным. В отличие от дворян типа Стародума,
Правдина и Милона и в противоречии с формальным смыслом указа,
большинство дворянства поняло его в духе П. — как полную, безот-
четную власть над крепостными без каких-либо нравственных,
социальных, общественных и иных ограничений. Перефразируя П.,
дворянин волен, «когда захочет», сделать с крепостным все, что
«захочет». «Мастерица толковать указы!» (Стародум), П. «хотела
сказать, что закон оправдывает ее беззаконие. Она сказала бессмыслицу,
и в этой бессмыслице весь смысл «Недоросля» (Ключевский).
Таким образом, вторая причина «злонравия» П. — превратное
представление о «вольности» дворянской, не подчиненной моральным
нормам.
В развязке комедии П. повержена. Попытавшись спастись мнимым
раскаянием и уже почти добившись успеха, она срывается, решив, что
опасность миновала («...я теперь же всех с головы на голову...» — д. 5,
явл. IV). Но после объявления Правдина об опеке, наконец, понимает,
что лишилась всего. Это закономерно печальная и жалкая участь
«старинных людей», пошедших наперекор истории, закосневших в
«злонравии», аморальности, бесчеловечии, диких инстинктах и
вошедших в непримиримый конфликт с эпохой Петра I и веком
Просвещения. Крах П. — поражение всей прежней «системы»
воспитания и залог победы новых идей, провозглашенных
положительными персонажами. Последние слова П. и вообще
последнее явление комедии «стоят», как сказал П. А. Вяземский, «на
меже комедии и трагедии». Но с личной трагедией П. Фонвизин
связывал грядущее торжество новой нравственности, исключающей
«злонравие» из обихода и основанной на пользе отечеству. Пушкину П.
казалась «архетипом» русской провинциальной дворянки; мать Татьяны
Лариной, выйдя замуж и переехав в деревню, забывает о романтических
мечтах и выучивается «супругом, как Простакова, управлять».
Софья — племянница Стародума (дочь его сестры); мать С. —
сватья Простакова и свойственница (как и С.) Простаковой. София —
по-гречески означает «мудрость». Однако имя героини получает в
комедии особый оттенок: мудрость С. — не рациональная, не мудрость,
если можно так выразиться, ума, а мудрость души, сердца, чувства,
мудрость добродетели.
Образ С. стоит в центре сюжета. С одной стороны, С. — сирота, и
Простаковы воспользовались этим в отсутствие ее опекуна Стародума
(«Мы, видя, что осталась одна, взяли ее в нашу деревеньку и надзираем
над ее имением, как над своим» — д. 1, явл. V). Известие о приезде
Стародума в Москву вызывает настоящую панику в доме Простаковой,
которая понимает, что теперь придется расстаться с доходами от имения
С. С другой стороны, С. — девушка на выданье, и у нее есть
возлюбленный (Милон), которому она обещала руку и сердце, однако
Простакова прочит ей в мужья своего брата Скотинина. Из письма
Стародума Простакова и Скотинин узнают, что С. — наследница
дядиных 10 000 рублей; и теперь к ней сватается еще и Митрофан,
поощряемый к женитьбе матерью, Простаковой.
Скотинин и Митрофан не любят С., а С. не любит их, откровенно
презирая и смеясь над обоими. Положительные персонажи
группируются вокруг С. и активно содействуют ее освобождению из-
под мелочной и корыстной опеки Простаковой. По ходу действия
рушатся преграды к браку С. с Милоном, а имение Простаковой в
результате всей этой истории попадает под опеку властей.
На протяжении комедии характер С. остается неизменным:
она верна Милону, испытывает искреннее почтение к Стародуму и
уважает Правдина. С. умна, она сразу замечает, что Простакова
«сделалась ласковою до самой низости» и что она «прочит» ее «в
невесты своему сыну» (д. 2, явл. II), насмешлива (она подтрунивает над
ревнующим ее к Скотинину и Митрофану Милоном), чувствительна и
добра (с пылкостью она выражает свою радость, когда Стародум дает
согласие на ее брак с Милоном; в момент счастья прощает Простакову
за причиненное зло и жалеет «презлую фурию»). С. происходит от
честных дворян, которые дали ей образование (она читает по-
французски сочинение Фенелона о воспитании девиц). Ее простые
чувства человечны: почет и богатство, считает она, должны доставаться
трудами (д. 2, явл. V), девушке приличны кротость и послушание
старшим, но любовь свою она может и должна отстаивать. Когда
Стародум, еще не зная Милона, хочет выдать С. за некоего молодого
человека, С. «смущается» и полагает, что выбор жениха зависит и от ее
сердца. Стародум подтверждает мнение С., и она сразу же
успокаивается, заявляя о своем «повиновении».
Фонвизин приложил немало усилий, чтобы придать С. живые черты.
С этой целью он использовал приемы западной мелодрамы, соединив
драматические моменты с чувствительными. Однако в большей мере
его интересовало воспитание честного человека, достойного звания
дворянина. По молодости лет его героиня нуждалась в опытном
руководителе-наставнике. Она вступала в новую, самую, пожалуй,
ответственную полосу жизни, и драматург не прошел мимо этого.
Природная добродетель С. должна была получить умственную огранку.
На пороге свадьбы Стародум дает С. советы, из содержания которых
выясняется, как он (и автор «Недоросля») понимает правильное вос-
питание девиц и женщин.
Более всего Стародум боится влияния «света», своими соблазнами
способного развратить невинную, чистую и добродетельную душу.
Поэтому в «свете», говорит Стародум, важен первый шаг, умение
поставить себя и зарекомендовать. Общее правило гласит: дружбу надо
вести с теми, кто ее достоин, т. е. Выбирать друзей. С. неопытна и
просит разъяснить, не навлечет ли предпочтение одних злобу других.
Стародум учит ее, что не надо ждать зла от людей, которые тебя
презирают, зло исходит от тех, кто сам достоин презрения, но завидует
добродетелям ближнего. С. считает таких людей жалкими, потому что
подобные люди несчастливы. Стародум предупреждает: жалость не
должна останавливаться перед злом, а добродетели надо следовать
своей дорогой. Тратить время на воспитание «злых», которых С.
называет «несчастными», не следует, так как всякий человек, если у
него есть совесть, сам обязан пробудить в себе добродетельные чувства.
Усваивая урок, С. делает вывод, что надо ясно и твердо показать злому
человеку низость его души. Стародум добавляет: разум такого человека
— не прямой разум, т. е. лукавый, хитрый, нечестный. Подлинное
счастье приносят добродетель и прямой разум. Как и Правдин, С.
понимает счастье в духе обычных представлений: знатность, богатство.
Однако Стародум объясняет ей, что знатность и богатство — не просто
титулы и деньги, но «знаки» государственного и гражданского
положения человека, налагающие на него моральные обязанности.
Стародум учит С. различать подлинное и мнимое, наружный блеск и
внутреннее достоинство; он противник эгоистического счастья. И С.
усваивает его уроки. Она тоже уверена, что человек живет не один, что
все обязаны друг другу. Но если это так, то почему, думает С., разум не
разъяснит столь простую истину. Стародум в ответ произносит
замечательную фразу: «Прямую цену уму дает благонравие». Именно
душа, «умное сердце», делают честного человека «совершенно
честным». Так для С. проясняются важнейшие просветительские
понятия (ум, честь, служение отечеству, должность честного человека,
благонравие и др.). Семена Стародума падают на благодатную почву,
потому что «внутреннее чувство» изначально добродетельной С.
говорит ей то же самое.
От общих понятий о дворянине и его должностях Стародум
переводит разговор к человеку, к личной стороне его жизни, к
семейному очагу. Свернув с пути добродетели, муж и жена перестают
любить друг друга, чувствовать взаимную дружескую привязанность и
превращают совместную жизнь в ад, забывая о доме и о детях.
Стародум еще и еще раз напоминает С.: «добродетель все заменяет, и
добродетели ничто заменить не может»;
при этом он не забывает и об интимной стороне брака; «Только,
пожалуй, не имей ты к мужу своему любви, которая на дружбу
походила б. Имей к нему дружбу, которая на любовь бы походила». В
конечном счете в муже потребна сила ума («благоразумие»), в жене —
добродетель, муж повинуется рассудку, жена — мужу. Старые нормы
обретают новое содержание, а основой семейной гармонии опять-таки
становится душа и исходящее от нее «благонравие». Поэтому
воспитание честного человека — мужчины или женщины — состоит в
просвещении души.
Стародум — дядя Софьи, родной брат ее матери. В качестве
прототипов образа С. называли воспитателя Павла I графа Н. И. Панина,
масона-просветителя Н. И. Новикова. Фамилия «Стародум» означает,
что носитель следует не обычаям патриархальной старины и не новым
нравам современного света, но принципам Петровской эпохи,
исказившимся при Екатерине II, когда просвещение и воспитание
приняло ложные формы (слишком новые и слишком старые). По этой
причине драматург противопоставляет родословную С. и его
воспитание родословной Простаковой и ее воспитанию. Едва появляясь
в доме Простаковой, С. рассказывает об отце: «Служил он Петру Вели-
кому», «Отец мой непрестанно мне твердил одно и то же: имей сердце,
имей душу, и будешь человек во всякое время» (д. 3, явл. I).
Роль С. в комедии — резонер. В драматических произведениях
резонером был обычно мудрый старый дворянин. Область его
моральных поучений — чаще всего семейные проблемы. Фонвизин
оригинально переосмысливает функцию резонера по сравнению со
старой драмой. Моральные сентенции резонера, в которых выражается
авторская точка зрения, в «Недоросле» становятся формой изложения
политической программы. Речи С. напоминают монологи героев
русской тираноборческой трагедии и по заключенному в них
содержанию, и по гражданскому пафосу, а сам он сродни таким героям.
В комедии С. появляется в 3-м действии I явления, сравнительно
поздно, когда конфликт уже обозначен и окружение Простаковой
выявило себя. Роль С. заключается в том, чтобы избавить Софью от
тиранства Простаковой, дать надлежащую оценку ее поступкам,
воспитанию Митрофана и провозгласить разумные принципы
государственного устройства, истинные основы нравственности и
правильно понятого просвещения. Функция «избавителя» несколько
ослаблена (в строгом смысле спасают Софью и наказывают Простакову
Милон и Правдин; С. же подводит нравственный итог: «Вот злонравия
достойные плоды!» — д. 5, явл. последнее), но зато усилена функция С.
— политического мыслителя. Положительные герои из его речей
должны «теоретически» осознать, почему «злонравие» востор-
жествовало в семье Простаковых, а зрители и читатели — уразуметь
причины краха Простаковой. Поэтому С. одновременно обращается и к
действующим лицам, и к зрительному залу.
Дворянскую праздность С. считает недостойной дворянина, а
воспитание его полагает делом государственным; главное — возвратить
дворянству его истинное содержание. Тут С. (и Фонвизин), под
влиянием опыта российской жизни, расходятся с идеями французского
просвещения. «Просвещение» и «воспитание» не сводятся для резонера
и автора к «просвещению ума», «воспитанию разума». С. говорит:
«Невежда без души — зверь». Но без души и «просвещеннейшая
умница — жалкая тварь» (д. 3, явл. I). К чему приводит
необразованность ума и невоспитанность души, С. объяснять не
приходится: этому посвящена комедия. Примером же умного,
просвещенного, но мелкого и ничтожного человека служит товарищ
молодости С.» граф. «Он <...> сын случайного отца, воспитан в
большом свете и имел особливый случай научиться тому, что в наше
воспитание еще и не входило» (д. 3, явл. I). Однако патриотический
призыв С. к графу послужить отечеству на полях сражений встречает
холодный отпор. Фигура горе-учителя Цыфиркина являет пример
противоположный: учитель арифметики необразован, но у него есть
душа, и С. сочувствует бывшему воину, прощая ему недостаточность
познаний. Французские «мудрецы», по мысли Фонвизина, поставили на
первое место ум (разум) и забыли душу. Разум не нашел опоры в чем-
либо, кроме себя, и, оставленный в небрежении, может служить как
добру, так и злу. Напротив, от воспитания души лежит прямой путь к
воспитанию чести, благородства. Такое воспитание берет разум своим
помощником, добивается, чтобы человек делал для других то, чего
желал бы для себя. Рационализму Запада С. противополагает русский
опыт, русскую традицию и русское представление о сущности
просвещения. Поэтому воспитание молодых людей должно опираться
на силу положительного и отрицательного примера и своим критерием
положить благо отечества.
Фонвизин стремился всячески оживить фигуру резонера. Он «дал»
С. подробную биографию, сообщил о его службе и отставке, о том, что
он долго жил в Сибири и своим трудом нажил состояние. Следуя
велению сердца и своим убеждениям, С. хочет устроить счастье Софьи
и делает ее наследницей. Как ближайший родственник, С. берет на себя
заботу о Софье и желает ей достойного жениха. При этом он
отказывается принуждать девичье сердце. Предупреждая появление С.,
Простакова, а затем и Правдин говорят о его «угрюмости», «грубости»
(д. 2, явл. V).
Однако Правдин, знающий С., называет эти суровые черты «действием
его прямодушия». Прямой нрав С. сказывается и на его отношении к
людям («кого уж и полюбит, так прямо полюбит», «А кого он
невзлюбит, тот сам дурной человек»). С. с высоты своего опыта (ему
шестьдесят лет, за его плечами большая жизненная школа)
проницательно, почти с первого взгляда, понимает, что за дом у
Простаковых, каков нрав хозяйки, каковы учителя у Митрофана и как
жилось Софье до его приезда. Лесть Простаковой напрасна: С. не
терпит угодничества.
Предъявляя к людям большие требования, С. и себя подвергает
строгому нравственному суду. Наконец, С., вопреки «суровой»
репутации, оказывается приятным в общении, любезным и
воспитанным человеком, не чуждым веселья, иронии, смеха,
чувствующим комизм положений и речей. Он может быть трогателен,
возвышен, исполнен гнева и сострадателен (не желая зла Простаковой,
он прощает ее и проявляет участие в ее судьбе).
Современниками С. воспринимался как учитель жизни. Об успехе
персонажа у публики свидетельствует название журнала «Друг честных
людей, или Стародум», задуманного Фонвизиным, но не
осуществленного, в котором писатель обращался к своему герою: «Я
должен признаться, что за успех комедии моей «Недоросль» одолжен я
вашей особе. Из разговоров ваших с Правдиным, Милоном и Софьею
составил я целые явления, кои публика с удовольствием слушает».